Выпуск: 161 от 28/11/2013, Рубрика: Inter-View
Любая война – это война души…
 
 
Совсем недавно (22-го ноября) в Российско-Армянском (Славянском) университете состоялось выступление солистки Филармонического оркестра Армении Ирины Закян, которая была признана “Человеком года РАУ”.   О том, что сейчас происходит в мире оперы, о секретах классической музыки, о своих предпочтениях в искусстве и о многом другом – в нашей беседе.
 
 
- Добрый день, Ирина. Я очень рада видеть вас в РАУ: не только как почетную гостью, талантливую певицу, но и как друга нашего университета. Обычно беседы начинаются с так называемых “первых шагов”. Но не будем следовать заданному стереотипу. Начнем  с “сейчас”.  Что происходит в армянском оперном мире сейчас?
 
- Добрый день, Мери. Спасибо за теплый прием.  Отвечая на Ваш вопрос, начну со следующего: утверждение, что классическая музыка умирает и постепенно теряет своего слушателя – большая ошибка. Многие склонны считать, что оперные залы наполняются  лишь представителями старших поколений, что молодежь не интересуется высоким искусством и не питает к ней любви.  Не отрицаю, нью-йоркский “Метрополитен” или миланская “Ла Скала” не перестают приветствовать преданных поклонников классической музыки в своих стенах. И поклонники эти немолодые. Но те молодые, которые завтра займут зрительские места своих бабушек и дедушек в концертных залах, существуют. Они воспитываются на классике, прислушиваются к каждой ноте.  Армянскому оперному миру не чужды проблемы. Мы ежедневно сталкиваемся с массой неразрешимых препятствий. Но залы, полные молодых ценителей высокого искусства, доказательство тому, что оно никогда не умрет. 
 
 
- Акапелла, дуэт с фортепиано или же аккомпанемент целого оркестра? Что Вы предпочитаете? На мой взгляд, это разные направления оперного пения – в одном случае музыкальным инструментом является только голос, в другом – это гармония и диалог с пианистом, в третьем – целая оперная поэма…
 
- Я согласна с Вами. Это различные направления. Затрудняюсь выделить одно из них, потому что каждое из этих направлений имеет свою специфику, свою изюминку. Акапелла сталкивает исполнителя лицом к лицу со зрителем, слушателем. Стоя на сцене, он оказывается на ладони каждого из зрителей,  они наблюдают за ним через микроскоп. Мне казалось, что волнение перед выступлением ослабнет с годами, с опытом. Но оно усиливается с каждым выходом на сцену. С этим ничего не поделать! (смеется, прим. автора). Произведения с фортепианным аккомпанементом – совсем иной мир. Нужно очень тонко прочувствовать партнера. Нужно спинным мозгом уловить его настроение именно в тот самый момент, когда уже зал полон и первые аккорды сыграны. Работа с оркестром требует иной подготовки. По сути, ее философия близка к хоровой философии – нужно слушать каждую партию, даже ту, которая еще не исполнена. 
 
 
- Рим или Вена… Россини, Скарлатти или же Моцарт, Штраус… два мира – мир эмоций и мир реальности. Но оба гениально выражаются языком музыки…. Какой из них – ваш мир: мир Ирины Закян?
 
- Ни без первого, ни без второго классическая музыка не была бы такой, какая она есть. Эти миры очень разные, но очень яркие, своеобразные, гениальные…. Я не отдаю предпочтение одному из них. Каждый особенен по-своему. Я всегда увлекалась творчеством Вагнера, Штрауса. Бетховен – совершенно иной мир для меня. Чайковский, Рахманинов, Шопен… для меня искусство не имеет национальности.
 
 
- Многие считают, что классические жанры искусства, в том числе классическую музыку, сложно воспринимать духовно, визуально, ментально, потому они не пользуются популярностью широких масс. Оно и понятно – высокое искусство способны понять и оценить тончайшие души и светлейшие умы. Но как привить любовь и тягу к искусству молодым? 
 
- Вы знаете, я категорически не согласна с теми, кто пытается насильно привить тягу к подлинному искусству. Если молодой человек или девушка не понимают музыку Бетховена или не знают, кто такая Мария Каллас, – это их проблемы и их пробелы. Любовь прививается с самого раннего детства. Не нужно это делать с помощью нравоучений или слов. Достаточно просто включить произведения Вивальди или Вагнера. 
 
 
- Мне вспомнилась фраза Фаины Раневской касательно репродукции “Сикстинская Мадонна”. Кто-то сказал: “Мне не нравится эта картина”. На что актриса ответила: “В данном случае “Сикстинская Мадонна” выбирает, кому нравиться, а кому - нет!’’
 
- Да, можно и так сказать. Высокое искусство не подлежит обсуждению или прениям. Оно есть. И оно бессмертно. 
 
 
- Доводилось ли Вам работать с современными композиторами? Есть ли среди молодых талантов будущие Комитасы и Хачатряны?
 
- Я не могу однозначно ответить на этот вопрос. Никогда никто не сможет. Может быть, они уже родились, но мир о них узнает позже… кто знает…
 
 
- Оперный театр  - самое яркое явление в мире классической музыки. Ваша любимая роль, ее создание, специфика и различие выступления в оперном театре от исполнения обычного оперного произведения. 
 
- Выступать в оперном театре намного легче, чем исполнять произведение, просто стоя на сцене. Потому что игра затмевает реальность, способность рассчитывать, думать логически, анализировать спетое. Войдя в роль, певец оказывается в иной действительности. Тогда уже правят эмоции. 
 
 
- В последнее время стало модным представлять современную интерпретацию того или иного классического произведения. Я, скорее, не принимаю это явление, чем приветствую. Потому что полифонию Баха или вокально-симфонические шедевры Бетховена передать с помощью битов синтезатора, гитары и других современных музыкальных инструментов - означает исковеркать оригинал. Но другой голос внутри меня шепотом утверждает, что это один из мощнейших способов внедрить классическую музыку в массы, привить любовь и интерес молодежи к классике. Какова Ваша позиция в этом вопросе?
 
- Моя позиция не столь категорична, как Ваша. Я не осуждаю это явление, потому что, как Вы отметили, оно активно внедряет классическую музыку в жизнь молодежи. Но, тем не менее, какой бы талантливой ни была современная интерпретация, наступает момент, когда хочется вернуться к оригиналу. 
 
 
- А как происходило Ваше становление как певицы? Кто раскрыл Ваш талант? 
 
- Как певицу меня ''раскрыл'' мой отец. Я тогда училась в первом классе. Вскоре я поступила в музыкальную школу. Так и начался мой путь. 
 
 
- В театре, в кино скандалы, жесткая конкуренция, зачастую перетекающая из профессиональной в межличностную, - не новость. А как среди “классиков”? Высокое искусство воспитывает, но настолько ли, чтоб отодвинуть “фактор сцены и амбиций” на второй план?
 
- Искусство воспитывает всех и все. Вы знаете, все начинается с человека, с его внутреннего мира. Если он внутренне воспитан, духовно богат, благодарен Творцу за посланную жизнь, то мелких сплетен и скандалов себе не позволит, будь то в театре, в медицине или в других сферах человеческой деятельности. Ведь, на самом деле, войны и конфликты рождены отнюдь не финансовыми, национальными или территориальными причинами. Любая война – это война души. Люди стремятся к спокойствию, гармонии и удовольствиям телесным, забывая о душе. Она остается раненой. 
 
 
- Театр начинается с вешалки… С чего начинается опера? Не считая нот.
 
- С души. Все начинается с души. А искусство – тем более. 
 
 
- Каково ваше послание молодым певцам во всем мире? 
 
- Я не считаю себя настолько опытной и умудренной годами, чтобы взять ответственность дать кому-либо совет. Кроме того, все очень индивидуально. Каждый должен пройти тот путь, который уготовлен именно для него. 
 
 
- Вы признаны “Человеком года РАУ”. Что для Вас значат награды? 
 
- Во-первых, я хочу отблагодарить РАУ за теплый прием, за ту светлую атмосферу, которая царит в этих стенах. Награды не являются моей целью. Конечно, они добавляют отваги и уверенности в себе, но если их нет – я не считаю свою деятельность неоцененной. Ведь важнее всего – любовь и признание публики. 
 
 
 
 
 
 
 
Мери Саркисян 
(Институт Медиа, Рекламы и Кино, специальность "Журналистика", IVкурс)
 
 
Комментарии
Введите код*:Click on me to change image
Микрофон
Fish-ка
Idea 12/03/2019