Выпуск: 168 от 10/04/2014, Рубрика: Inter-View
История одного фотографа
 
 
Мартина Шахбазяна, преподавателя предмета “Фотография и фоторепортаж”, в РАУ знают почти все, особенно студенты Института медиа, рекламы и кино. Следует отметить, что М.А. Шахбазян работал фотокорреспондентом газет “Рья таза”, “Голос Родины”, “Коммунист”, в армянском филиале агентства “Новости”, в агентстве “Арменпресс”, а также в администрации президента Армении. Он неоднократно участвовал в международных, союзных и республиканских выставках. Но немногим известно то, что этот человек был одним из первых, кто отправился фотографировать Ленинакан и Спитак после землетрясения…
 
 
- Расскажите, пожалуйста, как Вам удалось сделать столь удачные кадры?
 
- Пожалуй, начну с того, что больше всего фотографий было сделано государственным агентством “Арменпресс”, откуда мы и отправились в Спитак. Быстрее всех мы “откликнулись” на землетрясение и своими фотографиями дали знать всему миру об этом стихийном бедствии. Мы просыпались в шесть часов утра, ели хлеб и сыр и приступали к работе. В Ленинакане не получалось много фотографировать, не было транспорта, ехавшего в Ереван, мы еле нашли такси, шестером сели и за двадцать рублей поехали в Ереван, перемещались на вертолете с ранеными. Что только мы ни делали…
 
 
- Вы сказали, что первее и больше всех сделали фотографии. Вам это что-либо дало?
 
 - Конечно, мы представили много фотографий Англии и предложили сделать из них книгу, продать и получить гонорар, который помог бы пострадавшим семьям Ленинакана. Но хроника не вышла, и мы не получили гонорара. В конце концов английский журнал предоставил определенную сумму Ленинакану, чтобы построили школу. Мы немножко успокоились: полмиллиона долларов – немаленькая сумма.
 
 
- Что Вы чувствовали, когда фоторгафировали последствия бедствия? Точнее, могли ли Вы фотографировать? 
 
- Было интересно… Интересно тем, что я всю ночь плакал… оплакивал. Когда я фотографировал, на меня кричали, говорили, что лучше кран вместо меня принесли бы. Было ужасно… Трупы людей висели на деревьях, остатках домов. Я не мог держать фотоаппарат, приближал к глазу, но ничего не видел, слезы не давали ничего видеть. 
 
 
- Есть ли фотография, которая Вам дороже всех остальных и имеет особую историю? 
 
- Для меня все мои фотографии хороши: у каждой из них есть своя история, но хотелось бы выделить одну, которая в 1988 году удостоилась премии Reuters как лучшая фотография года.
 
 
- Хотелось бы немного поговорить и о РАУ, о студентах. Насколько они справляются со своими обязанностями? 
 
- Если честно, не все студенты хотят работать и учиться. Я даю им задание – сделать репортаж, “дарю” им  здание университета, но они не “берут” его. Ведь столько интересных и красивых кадров можно сделать в библиотеке, при входе в университет, во дворе – повсюду.
 
 
- Я видела фотографии РАУ, сделанные Вами с разных ракурсов. Легко ли было столько фотографировать?  И что самое главное в работе фотографа?
 
- Всякая работа имеет свои трудности. Многие, увидев эти фотографии, подумают, что фотографировать их очень легко, но пока не испытаешь на себе, не поймешь всю тяжесть и сложность. Я поднимался на крышу высотного здания, заранее договаривался с людьми, которые пропускали меня туда, некоторые не соглашались, но в конце концов мне удалось добиться того, чего я хотел. Главное – иметь желание. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Анаит Казарян
(Институт Медиа, Рекламы и Кино, специальность "Журналистика",  II курс)
 
Микрофон
Fish-ка
Idea 12/03/2019