Выпуск: 169 от 28/04/2014, Рубрика: Inter-View
Интервью об интервью
(беседа с современной армянской писательницей среднего поколения, автором многих сборников рассказов и повестей, переведённых  на разные языки, лауреатом престижных премий, С.С.Арутюнян)
 
 
Журн. - Уважаемая Сусанна Сосовна, я слышала, что Вы недовольны теми интервью, которое у Вас были, и теми, которые Вы видите по ТВ или читаете. Скажите, пожалуйста, что Вам особенно не нравится?
 
С.А. - Мне не нравится, что проводя интервью с писателем, которое, казалось бы, должно принадлежать к сфере культуры,  вопросы задают очень часто о косметике, о кухне, о детях...
 
Журн. – Знаете, я думаю, это отголосок  совремнных тенденций:  ведь раньше, в советское время принято было спрашивать о деле, и человек был интресен только как носитель какой-то информации. Теперь же личность – вкусы, пристрастия, биография – выходит на первый план. Так их научили, и они так делают.  Но делают нетворчески, не задумываясь...
Иначе говоря, Вы хотели бы, чтоб Вас спрашивали о Вашем творчестве?
 
С.А. – Большинство журналистов не читают современной литературы, не полагаются на свой вкус – как же они могут говорить о творчестве кого-либо из нас?
Знаете, я думаю: недостаток многих журналистов в том, что они не имеют «профиля» – сегодня их посылают на интервью со спортсменом, завтра – с политиком, послезавтра – с писателем.
 
Журн. – А, может, это просчёт в работе редакций, а не журналистов?
 
С.А.  -   Второе, что тоже, думаю, плохо сказывается на качестве интервью: наши журналисты с умным видом задают стандартные вопросы, которые уже много раз задавались. Меня каждый раз спрашивают: как начиналась Ваша писательская  карьера? Но ведь я уже много раз говорила об этом, мне это больше не интересно. Неужели трудно посмотреть – ведь старые интервью напечатаны, всё есть в интернете.
   Вообще это беда – наши журналисты хорошо освоили только первую часть слова (беседа идёт на армянском языке – С.А. имеет в виду корень «հարց»): они приходят со своими вопросами, которые придумали дома, и задают их один за другим. А как же вторая часть слова (то есть – «զրույց»)? У них нет культуры самой беседы.
 
Журн. – Вы могли бы уточнить,  что имеется в виду?    
 
С.А. – Понимаете, допустим, меня спрашивают: «Как Вы относитесь к интервью?» Я говорю: «Не люблю». Но дальше меня не спрашивают: почему? что дурного в интервью? А ведь должны спросить. И тогда будет беседа.
 
Журн. – Но это связано и с неумением перестраиваться, импровизировать на ходу.
 
С.А. – Конечно. Это тоже.
Ещё один момент – это, пожалуй, больше относится к ТВ-интервью. Журналисты нашего ТВ говорят больше, чем интервьюируемые – такое ощущение, что они входят в роль “звезды”.
Наши журналисты привыкли, что всё должно быть как шоу, необходима зрелищность. Что нужно что-то острое, необычное. Иначе говоря, если ты – гомик, то будут писать о тебе, неважно,  какой ты писатель, или поэт, или певец, а если ты живёшь в своей семье, ничего скандального не совершаешь, пишешь, держась клссических представлений, то ты не интересен.

Журн. – Уверяю Вас, Вы мне интересны как думающий человек. Можно будет попросить у Вас интервью?
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Люси Тунян
(Институт Медиа, Рекламы и Кино, специальность "Журналистика", IV курс)
 
 
Комментарии
Введите код*:Click on me to change image
Микрофон
Fish-ка
Idea 12/03/2019