Выпуск: 170 от 16/05/2014, Рубрика: Inter-View
Теперь понимаешь, почему Арарат и Ванское озеро
находятся не на нашей территории…
 
 
Сухудян Гагик Корюнович, бывший директор Национального парка “Севан”, в настоящее время руководитель Центра карьеры РАУ, - человек, который “болеет” за свою страну всем сердцем... В беседе с нами Гагик Сухудян говорил о том, что его волнует сегодня, а именно об экологии Армении. 
 
 
- Гагик  Корюнович, скажите, пожалуйста, насколько важно освещать экологические проблемы в СМИ? Достаточно ли публикаций у нас, в Армении, по насущным вопросам данной темы? 
 
- Да,  существует несколько сайтов, которые в последние годы только и пишут об экологии, например, “Эколур”. К этой теме также обращаются  некоторые   телевизионные компании, осознавая, наверное, что это самое главное, самое ценное, что надо сохранить. 
 
Другое дело, в каком состоянии сама экология! Несмотря на то, что активисты-экологи  организуют митинги, протесты, акции и т.д., она все равно в плачевном состоянии. Армения -  маленькая страна, и если в других государствах  малейшая перемена в экосфере может и не повлиять на другие отрасли, то у нас любое изменение данной среды  непосредственно отражается  на прочих аспектах экологии.
 
 
- “АрмИнфо” сообщает, что Армения занимает 76 место из 163 стран по экологическому рейтингу, проведенному американскими экспертами. В рейтинге учитывались такие факторы, как вода, воздух, а также государственная политика по защите окружающей среды.
Исходя из этого, можно ли считать вышеуказанные “сферы” (вода, воздух) наиболее проблематичными для Армении?
 
 - Наша основная  проблема заключена в горнодобывающей промышленности: она “разъедает” страну, меняет карту, атлас. Исчезают горы -  они искрошены в песок, в руду. В хвостохранилища добавляются вредные вещества, что влечет за собой исчезновение фауны, возникновение инфекций, заболеваний. И это необратимые процессы. Нельзя, например, ничего сделать с зангезурским медно-молибденовым комбинатом: было уничтожено столько земель! То же самое сейчас происходит в Техуте. Я удивляюсь тому, что все наши месторождения эксплуатируются открытым  способом: мы “разбираем” гору, ландшафт, и это уже невозможно восстановить.
 
Вторая задача – это питьевая вода. Прежде всего охрана озера Севан. Бог подарил нам право быть у первоисточника, потому что наша вода – это родник. Но мы плохо распоряжаемся этим родником. 
Вот, буквально недавно, новое правительство Украины  закрыло водопровод  Крыма. И это уже непосредственно  процессы  влияния и подчинения. Теперь Крым стоит перед огромной проблемой, так как официальный Киев закрыл доступ и к оросительной, и к питьевой воде, а в Крыму сейчас курортный сезон.   Теперь  могут начаться  болезни,  эпидемии, не считая того, что курорт просто невозможно представить без наличия воды. Мы же, имея вот такого красавца,  природный резервуар чистейшей воды, постепенно превратили его в банальное водохранилище. Мы используем его для орошения земель, для получения энергетики, для отдыха, дач, фазенд, пансионатов, окружили его частными постройками, хотя  предназначение озера Севан совершенно в другом.
 
В этой проблеме виноваты прежде всего власти, поскольку они не проводят никакой политики экологической направленности. В Севан, например, впадает 28 рек - это канал Арпа-Севан. Все 28 загрязнены, потому что проходят через населенные пункты, а местное население считает необходимым использовать эти реки как мусоропроводы, канализацию.  В истоках вода питьевая, холодная, вкусная, армяне говорят “քաղցրահամ ջուր”, но впадает в Севан  она уже в совершенно другом качестве. Единственный чистый канал – это Арпа-Севан, потому что он не проходит ни через один населенный пункт. Армяне  у себя дома очень чистоплотны: нет пыли, ходят в тапочках... Однако переступив порог своего дома,  они становятся совсем другими: теперь можно и пачкать, и  ломать, как будто это все им не принадлежит. То же самое можно сказать про Ереван: воду мы  используем совершенно бесшабашно: моем машины, ковры питьевой водой, спускаем в туалет. Мы потеряли отношение к питьевой воде, как к святыне. Наш народ всегда сакрально относился к воде: мы строили вишапы, родники, использовали воду как знак вечности. Мы берегли ее, лелеяли. Но теперь мы потребляем воду, как какой-то ресурс, необходимый для нашего обогащения.
 
 
- Но ведь запасов пресной воды у нас на самом деле много. Просто около 80 % мы теряем, используя ее иррационально...
 
- Среди прочих  Кавказских стран мы находимся  на самой высокой точке. После нас и Грузия, и Азербайджан, и Турция, и Иран, все - ниже. Т.е. мы имеем высокую воду. А Вы знаете, что высокая и низкая вода – это разные вещи. Наш водный потенционал очень велик, просто чтобы его использовать, нужно иметь определенную программу. Лет через 10-15 мы сможем только с помощью этой воды быть хозяевами региона, стать страной, с которой считаются, садятся за переговоры. Но на данный момент Армения очень аморфная республика, которая не вызывает доверия, и нам необходимо постоянно подчеркивать свой статус. Мы должны организовать глобальное очищение, создать экологически чистую республику. Больше  всего у нас сейчас мусора. Если Вы проезжали мимо Ереванского озера, то видели,  что оно уже превратилось в свалку Советашена. 
 
 
- У нас нет утилизации мусорных отходов?
 
- Да, нет ни одного завода, который  перерабатывал бы  мусор. Весь мир занимается этим.  Есть даже страны, которые покупают мусор. А мы сжигаем его, выбрасываем в воду. Армения уже 20 с лишним лет независима, и что нам мешает разработать соответствующие  программы?
 
Вы знаете, экология - это лакмусовая бумажка: если власть относится к природе  хорошо, значит у нее все в порядке, тут не обманешь. Но если отношение  к природе и животным плохое, значит  нужно срочно  что-то менять.
 
 
- На всей планете вопрос опустынивания является одним из самых важных вопросов. Высокий ли у нас уровень опустынивания?
 
- Конечно! Ведь мы асфальтируем зеленые территории, уничтожаем  парки, распиливаем на дрова и на мебель Техутский лес… Мы все продаем, нашу республику мы сдали в аренду: телефонная связь не наша, водопровод - не наш, канализация - не наша, аэропорт, железная дорога - тоже не наши …
 
 
- Как Вы считаете, наши законы имеют право на существование, они действенны? Другое дело, что мы не всегда их выполняем...
 
 - И то, и другое. Например, наши законы по обработке месторождений никуда не годятся. За хвостохранилища ничего не надо платить: приехали, разработали месторождение, оставили хвостохранилище. Оно же требует постоянных расходов, за ним надо ухаживать, закреплять его. Но нет, так и пишется: “Остается в дар государству, как подарок”.  Как будто издевка такая! Видимо, имеется в виду, что через несколько лет появятся новые технологии и станет  возможным из этого хвоста извлечь еще что-нибудь. Другие законы тоже не выполняются, например закон “Об озере Севан”, принятый в 2001 году, на днях был изменен, в частности увеличился объем попусков из Севана на 70 млн куб.м. .  Хорошо, что  сроком не на пять лет, а всего на год.
 
Вот потому иногда и начинаешь понимать, почему Арарат или Ванское озеро находятся не на территории Армении. Становится ясно, почему бог нас наказал… 
 
Знаете, я грубо говорю, но правильно.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Манучарян Лилит
(Институт медиа, рекламы и кино, специальность "Журналистика", II курс)
 
 
Комментарии
Введите код*:Click on me to change image
Микрофон
Fish-ка
Idea 12/03/2019