Выпуск: 171 от 30/05/2014, Рубрика: Art-Review
Какие они, современные поэты?
 
Эдуард Аренц и Асмик Симонян – очень яркие, талантливые и глубокие поэты современной Армении. На литературной встрече «Стихи и воздух» молодые творцы представили студенчеству РАУ свои стихи. После мероприятия «Газета. РАУ» решила пообщаться с Асмик Симонян и Эдуардом Аренцом наедине, чтобы выяснить, какие же на самом деле современные поэты.
 
 
- Ни для кого не секрет, что человек с годами меняется. Вы узнаете себя, когда перечитываете свои ранние стихи?
 
Э.А. - Между моей новой и предыдущей книгами семилетняя разница! Получается, что между ними лежит целая пропасть времени. И сейчас я перечитываю свой предыдущий сборник с некоторым удивлением. Скажу честно, свои старые работы могу не очень-то любить. Даже жалею, что тогда они были напечатаны. Однако не нужно стесняться своих предыдущих стихов. Это как стесняться своего детства. Ведь все познается в сравнении. Поэт только так может заметить изменения, приобрести свой стиль, свой индивидуальный почерк.
 
 
- Вы помните свое первое стихотворение? Если да, то расскажите, что Вас натолкнуло написать его?
 
А.С. - Да, приблизительно. Я была обижена, пошла и написала про собаку, которую у меня на самом деле не было. Это было в первом классе, тогда я только научилась писать буквы. Написала некрасиво, показала учительнице. Сказали, что я вру, что не я это написала.
 
 
- Вы бы хотели, чтобы спустя некоторое время Ваши стихи считались классикой?
 
Э.А. -  Нет, над такими вопросами не задумываюсь. Я (да и другие современные поэты) живу сейчас, для себя, со своими бытовыми проблемами, как обычные люди (улыбается). Знаете, когда поэт может пробраться в душу читателя с помощью хотя бы одной строчки, это уже великолепно. А остальное – классика, не классика, современное, несовременное –  такая мелочь. Помню, как одного музыканта, нашего современника, попросили назвать своего любимого композитора. Тот, не задумываясь, ответил, что его любимый современный композитор – Бетховен. Иными словами, классики или современники – неважно. Совсем неважно!
 
 
- А как Вы отнесетесь к тому, что, может быть, когда-нибудь Ваши стихи будут проходить в школах?
 
А.С. - Если только в старших классах. Скорее всего, подобные стихи лучше проходить в университете. Я знаю университет в Италии, где есть отдел, куда включены мои стихотворения. Почему меня удивил этот вопрос? Потому, что в школах курс изучения литературы заканчивается Грантом Матевосяном: там есть маленький раздел о современных писателях. Хочу сказать, что до моей поэзии есть множество других поэтов,  которых обязательно надо пройти.
 
 
- Во многих Ваших стихотворениях отсутствует пунктуация. Этот прием использовали многие писатели-модернисты. Как это должно воздействовать на читателя?
 
А.С. - По профессии я филолог: поэтому, когда я не ставлю в своих стихах знаки препинания, не хочу, чтобы думали, будто я не знаю пунктуацию. Такой случай был один раз: некоторые стихотворения были без знаков препинания. Редактор проставила их все, думая, что я просто не знаю про существование правил пунктуации. Когда я чувствую, что знаки препинания мешают, то только тогда не выделяю их. Однако бывают случаи, когда они просто необходимы.
 
 
- А когда Вы находитесь в  процессе творчества, думаете ли о том, как воспримут Ваши будущие строки другие?
 
Э.А. - Нет. Этот творческий процесс похож на молитву. Ведь когда человек молится, он же не задумывается о том, что на него кто-то смотрит со стороны. Наверное, есть такие поэты, которые думают об этом. Но лично я так не делаю. Просто для меня это невозможно – не могу так.  Вообще, поэзия – это терапия, от которой тоже нужна терапия. Иными словами, терапия, от которой нужно лечиться.
 
 
- А почему лечиться-то?
Э.А. - Потому что это похоже на болезнь. От безысходности, от неудовлетворенности жизнью создаются строки.  Я пишу стихи по той причине, что к своим прожитым дням, годам у меня нет никакого другого ответа, нет другого довода...
 
 
- А какие стихи Вы будете читать своим детям?
 
А.С. - Мне очень нравится книга Нарине Абгарян “Манюня”, где рассказывается о детстве двух девочек-подружек, постоянно попадающих в казусные ситуации. Это то самое теплое, озорное и полное веселых приключений детство, которое делает человека счастливым на всю жизнь. Я своим детям с большим удовольствием дам эту книгу, пусть они читают и будут такими же. Ведь я жила в консервативной семье. Кстати, всю жизнь на улице Комитаса, как говорят, в дальнем селе Комитаса. У меня было так: дом, школа, библиотека. Сама я детей пока не хочу.
 
 
- Наверное, нам не удастся избежать одного извечного и даже «избитого» вопроса. Но хотелось бы узнать, как на него ответите именно Вы. Поэтами рождаются или все же становятся?
 
Э.А. - Если относиться к этому вопросу с литературоведческой точки зрения, то да, человек может стать поэтом. Сейчас в Европе есть множество направлений, которые воспринимают стихи согласно текстологии.  Человек может совершенствовать свой стиль, работать над собой и т.д. Но есть что-то поверхностное, что находится «над» правильным текстом. И с этим «что-то» поэт и рождается.  Мне кажется, что армянин не может стать поэтом… Англичанин или француз может, а армянин нет. Армянский язык не позволяет стать поэтом. Ты должен им уже быть! Если не получается, то уже и не получится.
 
 
 
 
 
 
 
Анаит Казарян и Ася Ерицян
("Журналистика, II курс)
Фото: Арусик Маркосян
 
Микрофон
Fish-ка
Knowledge & skills 09/09/2019