Выпуск: 176 от 24/10/2014, Рубрика: Арт-аквариум
Геворг Арутюнян: "Aппетит приходит во время работы!"
 
 
Проект “Арт-Аквариум” продолжает радовать студентов, преподавателей и гостей РАУ: вторая экспозиция открылась 27-го октября, и на этот раз свои работы представил известный скульптор-анималист и очень позитивный человек Геворг Арутюнян.
 
 
- Геворг, в детстве у Вас было много домашних животных?
 
- Да, в детстве у меня было много домашних животных. Я сейчас хочу вспомнить, с какого периода у меня появилась любовь к животным… Она была всегда, наверное.
 
 
- Первая Ваша работа была анималистической?
 
- Да, в три годика, из пластилина: это была коза. Я хорошо ее помню.
 
 
-  В ваших работах встречаются образы таких животных, как кошки, собаки, лошади, грация которых понятна многим. Но чем привлекают вас, к примеру, лягушки?
 
- В них тоже есть грация! Они очень разные. У меня не только эта лягушка (показывает на скульптуру): в мастерской есть совершенно разные лягушки – квадратная, треугольная. Когда начинаешь лепить скульптуру, начинаешь изучать анатомию, местообитание, как и чем питаются - и набирается столько информации, что хочется делать скульптуру одного и того же животного не один раз. Начинаешь делать - и уходишь в другое направление. Они могут быть разные. В итоге выходит пять, шесть, десять лягушек. И это относится не только к лягушкам. Как говорится, аппетит приходит во время работы.
 
 
- Вы когда- нибудь представляли, каким характером обладала бы скульптура, если б ожила?
 
- Если бы скульптура ожила, она бы обладала таким характером, каким я ее наделаю в процессе создания. Речь идет о каком-то движении, даже мимолетном. К примеру, если у слона взбудораженное состояние, поднятый хобот, то он таким и останется -  невозможно, чтобы животное опустило хобот, легло и уснуло.
 
 
- Для того, чтобы создать скульптуру, Вы обязательно должны увидеть вживую то, что собираетесь сотворить?
 
- Нет, не обязательно. Но есть такое академическое понятие, которому мы учились, и  Ленинградская школа сохраняет эти традиции: все работы должны быть натуралистическими. И мы в советское время учились этому. Мне кажется, что это правильно. Сейчас преподают совсем по другим программам. У меня есть знакомый из Германии, который, к примеру, не сможет нарисовать изображение или портрет. Они очень поверхностно проходят  предметы. А в наше время учеников, студентов муштровали по-страшному. Я помню, в художественной школе у нас был преподаватель, который требовал по семьдесят эскизов в день! Если мы приносили шестьдесят пять, он говорил: «Пойди на рынок и нарисуй эскизы еще пяти людей». И мы выходили к рынку и рисовали людей, которые торговали различными фруктами, овощами, специями, мясом и т.д. В то время мы не понимали, почему он требует от нас так много. Но потом я понял, что количество приводит к качеству. Если какая-то линия получается неправильной, то начинаешь очень много работать над ней: пока не добьешься совершенства. И это “сидит” в нас до сих пор. Для того, чтобы сделать треугольную лягушку, нужно изначально представить ее “реалистичный вариант”.
 
 
- А что или кто Вас вдохновляет?
 
- Женщины (улыбается). Пластика, динамика, движения... Не исключено, что меня может вдохновить и дерево или какой-нибудь другой неодушевленный предмет, который может быть пластичным, красивым...
 
 
- Геворг, есть ли работа, которую Вы не выносите на суд зрителей?
 
- Подобных работ у меня нет: в любом случае всегда интересно увидеть реакцию людей на твое произведение, узнать их мнения.
 
 
- Вы также ювелир: не сложно работать как с бронзой, так и с золотом?
 
- Кроме бронзы и золота, я работаю и с другими материалами параллельно: да, это очень сложно. Ели вы зайдете в нашу мастерскую, то увидите, что часть предназначена для работы с бронзой, а другая - для золота и серебра. Мне нужен как минимум день, чтобы переключиться от работы с бронзой на ювелирные изделия, “перезагрузить” свой внутренний компьютер.
 
 
- Что важнее: выбор материала или образ будущей работы?
 
- Сначала я представляю образ скульптуры, а потом только выбираю материал.
 
 
- Eсть ли у Вас скульптура из бронзы и ее уменьшенный вариант из золота?
 
- Есть кулончик из серебра, что-то похожее на солнце и глаз: я хочу сделать такую же из бронзы. Но пока никак не получается - совершенно другая техника изготовления, иные размеры. К тому же скульптура из бронзы не может быть плоской, как кулон: ее нужно продумать со всех сторон.
 
 
- А каждая ли работа имеет название? Как Вы их подбираете?
 
- Зачастую ювелирное изделие я называю именем того, кому оно будет принадлежать. Есть, к примеру, кольцо-Нунэ, которое я сделал для своей жены. А что касается скульптуры, то я не особо задумываюсь над этим вопросом. Были случаи, когда зрители сами давали названия! И, представьте себе, они могли “прижиться”.
 
 
- По какому принципу Вы выбираете работы для выставок, в частности, для экспозиции в РАУ?
 
- Если честно, для выставки в вашем университете я не выбирал какие-то конкретные скульптуры: просто отобрал их по тематике анималистических работ.
 
 
- Изящные и небольшие ювелирные изделия требуют кропотливой работы и огромной сосредоточенности, а работа с бронзой – силы.. Как Вы совмещаете эти два полюса?
 
- Вы не представляете, с каким удовольствием я перехожу от ювелирки к скульптуре! Правда, сейчас я очень устаю во время работы с ювелирными изделиями. Да и возраст говорит за себя: если, скажем, 10 лет назад я справлялся с той или иной работой за час, то на сегодняшний день аналогичный процесс может затянуться и на десять дней… А скульптура - совсем другое дело: после работы под лупой такое удовольствие взять в руки дрель!
 
 
 - Ювелир и скульптор - практически смежные профессии, но какая из них Вам ближе?
 
- Вообще я начал со скульптуры, но работа с золотом тоже доставляет удовольствие (если работа не под заказ и нужен творческий подход). У меня был учитель, который говорил, что нужно влюбляться в свою работу, независимо от того, что ты делаешь.
 
 
 - За границей у Вас были выставки работ? И одинаково ли принимает их публика?
 
- Да, были: и в России, и в Эмиратах, и в некоторых странах Европы. Но данные выставки были не индивидуальными. Критичнее к моим работам относились в Эмиратах: не должны были быть видны шея, спина, руки, оголенные части тела. Нунэ, моя жена, в прошлом году участвовала в выставке в Эмиратах и, кстати сказать, привезла единственный приз. Мы стояли там в мастерской и тщательно выбирали, какие скульптуры подойдут для выставки. У Нуне около двухсот пятидесяти работ, но оказалось, что семьдесят процентов из них не подходят. У нас разный менталитет: мы смотрим на красоту женского тела и восхищаемся, а в Эмиратах - это табу.
 
 
- А Вы не хотели бы жить за границей?
 
- Жить не хотел бы, но хотел бы часто выезжать. Я родился в Армении, но долго жил в Москве. Но связь с Арменией не терял: здесь жили бабушка с дедушкой. В 1998г. вернулся в Армению. Не хочу бросаться громкими словами, но скучал. Здесь очень спокойно в творческом плане. Там мне было сложно: скорость жизни, темп мне очень мешали. Я и в Ленинграде пытался освоиться, но не получилось. Там всегда чувствовал себя гостем. В Армении я чувствую себя хорошо и физически, и морально. Здесь я дома.
 
 
- А есть какая-то другая специальность, которой Вы бы хотели овладеть?
 
- Есть очень много направлений и в скульптуре, и в ювелирке - возможность работать с эмалью и другими  материалами… И каждое направление очень сложное и серьезное. Я начал заниматься ювелирным делом с 1991-92 г. Для меня это было очень сложно потому, что объемное представление в сфере работы над скульптурой здесь было не нужно. Надо было также изучить новый металл. И только спустя десять лет я научился в точности воспроизводить задуманное. А для этого нужно мастерство, нужен опыт: всей жизни не хватит, чтобы освоить все то, что хотелось бы. И как я уже сказал, десять лет из моей жизни ушли на то, чтобы хорошо овладеть ювелирным делом.
 
 
- А если бы была возможность жить вечно?..
 
- Я бы точно начал печь пирожные и торты! Я серьезно говорю.
 
 
- Вы достигли в жизни всего, чего хотели? Или еще есть непокоренные вершины?
 
- Есть недостигнутые вершины, конечно. Всего достичь невозможно…
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Елена Айрапетян и Лусине Исраелян
Фото  авторов
("Журналистика",  III курс)
 
 
Комментарии
Введите код*:Click on me to change image
Микрофон
Fish-ка
Idea 12/03/2019