Выпуск: 177 от 10/11/2014, Рубрика: Inter-View
 “Хочу летать!”
 
 
Героиню этого интервью очень сложно представить в двух словах. Один из самых ярких преподавателей РАУ, интересный человек с душой–океаном, отзывчивая, с чувством юмора и пониманием того, что ей нужно от жизни. Лилит Суреновна Меликсетян -  завкафедрой мировой литературы и культуры, человек, вокруг которого жизнь буквально кипит.
 
 
- Лилит Суреновна, кто привил Вам любовь к литературе?
 
- Никто не прививал. Дома всегда были книги. Мои дедушка и бабушка были педагогами, и  книги  просто были частью нашей жизни. Никто специально не усаживал, не говорил : «Деточка, надо читать». Это часть жизни, обихода, привычек.  У нас  всегда была полная свобода относительно чтения. 


- Первая книга, которая оказала сильное влияние на Вас.

- Первая книга, которая оказала влияние не только на меня, но и на весь мой класс, - «Три мушкетера». Мы зачитывались ею на переменах. И это было очень смешно, потому что для первоклассников книга сложная, не всегда понятная. Но как-то нас это тогда увлекло, да и линейки были прекрасными шпагами. Мне очень нравился Атос. Тогда же вышел фильм «Д’Артаньян и три мушкетера». И этот фильм, и песни из него, и сама эта книга изменили наше сознание. Спасибо «Трем мушкетерам» за счастливый первый класс!


-  Книгу читали по слогам?

- На самом деле, нет. В то время в конце первого класса  приходила комиссия и замеряла скорость чтения. Наш класс побил все рекорды, потому что желание прочитать «Трех мушкетеров» было огромным. Мы читали: «Мама мыла раму» из букваря, а параллельно: « Каналья, выходи!». Я помню, что комиссия по проверке потом долго приходила в себя от того, что с этим классом что-то не так. «Три мушкетера» «испортили» нам все показатели.


- С каким персонажем кино или литературы Вы находите сходство?

- Не думала, честно говоря. Никогда не думала. Всегда есть дивные знакомые, которые говорят: «Вот ты точно, как..» и называют персонаж, после которого хочется повеситься. Сама я, честно говоря, никогда не хотела быть на кого-то похожей или непохожей.


- Если бы была возможность путешествовать во времени, в какой отрезок времени  Вы бы  отправились?

-Хм.. а что, один только можно выбирать?


- Да, только один!

- Ну, какая Вы жадная, барышня. И оставьте в интервью, что Вы жадная! Потому что я не хочу выбирать один отрывок или одну страну.. А если первое, что пришло на ум, – начало века. Двадцатого. И, наверное, Париж. Но не потому что Франция, а потому что в этот период все писатели, все художники съезжались туда. Вот в такой Париж, где много-много-много всякого разного происходит и где можно интересно и увлекательно напиться. 


- Хотели бы Вы жить по какому-либо  книжному сюжету?

- Я уже почти так живу. Просто сама придумываю эту книгу.


- Какой студенткой Вы были?

- Странной. Собственно, я хорошо сохранилась. У меня было два выговора за непосещение лекций. Я ходила на первую лекцию преподавателя и решала для себя, буду ли ходить дальше. И поэтому так получалось, что ходила редко. Но при этом могу сказать с гордостью отличника, что у меня нет ни одной четверки в дипломе. Мне нравился мой факультет, мне нравилось то, что я выбрала.


- Встречали ли Вы студента, в котором находили себя - студентку?

- Очень много знакомых черт, ситуаций или каких-то реакций, но так чтобы целиком, слава богу, нет. На самом деле мне нравится, что люди разные и нравятся не те, кто в чем-то похож на меня, а те, с которыми есть точки понимания. Мне нравится, когда я проговариваю какую-то шутку и вижу в глазах или по улыбкам, что ее оценили.


- Какое самое яркое воспоминание за годы студенчества?

- Хм..(Глаза заблестели). Много было ярких воспоминаний за годы студенчества, учитывая, что проводила я эти годы не только и не столько в аудитории. Даже не знаю, что рассказать поприличнее. Например, азартнейшие карточные баталии на чердаке ЕГУ. Было весело и, собственно, продолжает оставаться весело. Что еще? Когда я поступила на филологический факультет, я работала журналистом на радио. Как-то я брала интервью у нескольких молодых людей, не поступивших в комсомол . И потом один из этих молодых людей стал моим мужем. Наверное, самое яркое студенческое воспоминание - это то,что я влюбилась на первом курсе. Это очень скрашивало учебу.


- Но и мешало ведь тоже?

- Ну почему? Я разобралась в волновой теории Максвелла, а мой молодой человек выучил оды Ломоносова наизусть.


- Помните Ваши ощущения, когда впервые вошли в аудиторию в качестве преподавателя?

- Помню! Страх и трепет. Желание спрятаться, умереть, исчезнуть, раствориться. Это были самые нелегкие и неприятные полтора часа в моей жизни. Эти ернические вопросы и разглядывания при твоей  абсолютной неуверенности, что тебе есть что сказать этим людям и что тебе хочется этим заниматься. И чтобы соответствовать ожиданиям, я стала ужасно замкнутой, высокомерной и строгой. Это была катастрофа какая-то. После урока я  подошла  к Татьяне Михайловне Геворгян, которая позвала меня преподавать: «Татьяна Михайловна, кажется, это не мое». Она понимающе улыбнулась и предложила покурить. Мы покурили, выпили кофе, поговорили о чем-то другом. А потом она сказала: «Отдохнула? Следующая лекция! Вперед!». Сейчас мне нравится то, чем я занимаюсь. Но первое ощущение: Господи, за что? Что я натворила в прошлой жизни?! 


- Лилит Суреновна, какая дистанция должна быть между студентом и преподавателем?

- А что, мы бегаем? Не знаю, не думаю об этом. Я не воспринимаю общение как какую-то форму правил или регламент. Я общаюсь с людьми и стараюсь общаться по-человечески. То, что эти люди на данный момент студенты – это часть игры, правила следующие: я учу, вы – учитесь, и каждый старается сделать это наилучшим образом. В том, что я делаю, как бы это странно ни казалось, для меня всегда важен смысл. Если есть смысл в конкретной ситуации установить дистанцию между преподавателем и студентом – никаких проблем, я умею это делать, и я это сделаю, если почувствую, что этому человеку для адекватного общения нужна дистанция. Если этого смысла нет, то и конкретной дистанции нет.


- Самыи курьезный случай на Вашей паре?

- Я могу сказать про поразивший меня случай. Тогда я подумала, что мне нужно проснуться, потому что так не бывает. Это было в первый год моего преподавания. В аудиторию, где должен был проходить наш урок, занесли компьютеры, и ее заперли. И вот я пришла проводить «Литературные чтения» и увидела, что студенты стоят перед закрытой аудиторией. Я удивилась, помня собственный студенческий опыт: нет аудитории - нет урока. Хотела уже отменить урок, но знаете, что они сделали? Они спросили, устроит ли меня стул? Принесли стул, поставили в коридоре, расселись вокруг этого стула и сказали: «Давайте работать». Мне было неловко, что я сидела на стуле, а они на полу. Но тогда я не осмелилась сесть на пол, думая, что нужна дистанция. Но это был, наверное, один из лучших и плодотворных уроков и для меня, и для них. Мы все понимали, что происходит что-то важное в нашем общении. Это было до мурашек правильно. И для меня было очень важно, что они не ушли.


- Кем хотели стать в детстве?

- Долго гадала, кем хочу стать. Продолжительное время хотела быть искусствоведом, поступить в Петрбургскую академию художеств. Родители не разрешили: это обсуждалось примерно полторы минуты, – такое радикальное армянское «нет». Потом хотела стать кинорежиссером, и папа мой отмел это желание очень быстро и очень мудро. Он сказал: «Ты уверена, что ты гениальна? Потому что можно быть хорошим доктором или строителем, или еще кем-то, но режиссером надо быть либо гениальным, либо никаким». В 16 лет, возможно,  легко верить в свою гениальность, но я не верила. И тогда я попросилась в филологи. Восприняли это очень скептично: ты любишь читать книжки, но как это может быть профессией? Что такое филология? Зачем она нужна? И это отношение у родителей прошло только тогда, когда я защитила  кандидатскую диссертацию.


- Не жалеете об этом выборе?

-Нет. Если мне не будет нравиться, я уйду. Возраст и все прочее не имеет значения. Мне не страшно будет начинать что-то новое.
 

- Не хотите еще что-то попробовать? Может, кино?

- Нет. Я потом поняла, насколько папа был прав. Я не гениальна, а значит мне нечего делать в кино.


- Свобода- это…?

- Свобода в том числе от определений.


- Поиграем в ассоциации? Я говорю слово, а Вы говорите первое, что приходит на ум.

- Давайте.


- Стол?
- Книга.
 
- Карусель?
- Тошнота.
 
- Книга?
- Кайф.
 
- Цвет?
- Синий.
 
- Музыка?
- Рок.
 
- Студент?
- Смешной.
 
- Дерево?
- Я.
 
- ЛСM?
- LSD
 
- Поэт?
- Рэмбо.
 
- Пачка?
- Балет.

 
- Вы организуете много различных мероприятий и проектов: Литклуб, «Арт-аквариум»,«Felling Alice» и многое другое. Лилит Суреновна, зачем Вы это делаете?
 
- Вы в курсе, что мы все умрем? Я делаю много того, что должна, обязана делать, нравится мне это или нет. И чтобы не удавиться от тоски, я делаю еще и то, что мне хочется, что интересно. Да, это требует времени и сил, но в этом есть свой драйв и ощущение, что что-то в моем окружении меняется. Хочу, чтобы приезжали поэты, не только для меня, я-то эти стихи уже читала и с этими людьми знакома и общаюсь, но я хочу, чтобы вокруг звучали стихи, чтобы вокруг звучала музыка, чтобы приходили хорошие художники, чтобы приезжали переводчики со всего света в эту не самую большую страну в мире и  чувствовали себя здесь важными, нужными, что-то отдавали, что-то увозили с собой. Почему бы и нет? Предположим, сегодня умрем все, но ведь вчера были хорошие музыканты и поэты! Людям на самом  деле не хватает драйва, и многие сидят и ждут, когда же что-нибудь произойдет интересное... Но само по себе это не произойдет. Хочешь, чтобы было весело - сделай что-нибудь веселое.


- Есть ли любимое место в РАУ?
 
- Мне нравятся в РАУ не стены, а дух. Самое главное в РАУ – это атмосфера. 

 
- Какие качества Вас отталкивают в людях?
 
- Очень не люблю, когда врут. Не переношу, когда сознательно унижают того, кто не может ответить,  когда человек упивается своей властью. 


- А какие привлекают?

- Чувство юмора как возможность по-разному посмотреть на ситуацию, воспринять ее нелинейно. И еще мне важно быть «на одной волне», не договаривать предложение до конца, не объяснять что-то, что кажется для меня очевидным. 


- Есть ли несбывшаяся мечта?
 
- Очень хочу летать. А еще – пожить в Лондоне, неспешно побродить по нему месяц-другой.

 
- Поделитесь любимой цитатой?
 
- Есть поговорка, которую я люблю : «Вольному- воля, спасенному – рай».
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Елена Айрапетян
("Журналистика", III курс)
 
Комментарии
Мариам
Спасибо за красивую статью про интересного и необычного человека.
Введите код*:Click on me to change image
Микрофон
Fish-ка
Be the best version of yourself 12/12/2019 Be the best version of yourself :)