Выпуск: 178 от 24/11/2014, Рубрика: Art-Review
"Цезарь должен умереть"
 
 
Братья Паоло и Витторио Тавиани являются итальянскими кинорежиссерами и сценаристами, которые уже на протяжении 60 лет снимают свои картины вдвоем. Братья Тавиани - лауреаты "Золотой пальмовой ветви" и "Золотого медведя". Последнюю свою награду они получили в 2012 году за кинофильм "Цезарь должен умереть", который был показан в Киноклубе РАУ в эту субботу, 15 ноября.
 
Этот фильм рассказывает о том, как заключенные колонии строгого режима в Риме играют в тюремном театре пьесу Шекспира "Юлий Цезарь". Казалось бы, ничего гениального, но актеры, снимавшиеся в данной ленте, на самом деле являются заключенными: кто-то сидел за сопричастность к мафии, кто-то - за кражу, за убийство. Да и сроки у всех довольно-таки немалые: от 10 лет и до пожизненного заключения. Зритель может подумать: "Зачем показывать таких “нелюдей” на большом экране?" Братья Тавиани учли именно этот аспект: их цель была в том, чтобы показать посредством фильма, что неважно, какой проступок совершил человек в своей жизни. "Даже заключённый, несущий ужасное наказание, был и остается человеком", - говорил о фильме сам Паоло Тавиани. Полгода продлилось наблюдение за тем, как они вживались в роли пьесы Шекспира. Был поистине серьезный кастинг среди тысячи арестантов. Братья Тавиани не взяли первых попавшихся: заключенные, играющие в фильме, обладали врожденным актерским талантом. 
 
В процессе фильма зрителю показывают, как каждый из заключенных репетирует свою роль: именно через эти сцены мы узнаем о реальных конфликтах арестантов, в том числе и моральных. Но все это дано вскользь и никак не акцентируется - строки из пьесы, которая на данном этапе становится частью их жизни, - подчеркиваются в картине в первую очередь. Каждый как бы "пропускает" поступок своего героя через себя, пытаясь понять его психологию. Ведь на самом деле все они - убийцы, и играют своих прототипов. Им всем в реальной жизни приходилось сталкиваться с кровью: теперь актеры-заключенные “погрязли” в этот мир через другой образ, шекспировский. 
 
Братья Тавиани мастерски смешивают жанры документального и игрового кино, ловко применяя ритмичную музыку и тишину переживаний каждого из заключенных. Через игру актеров мы легко можем проникнуть в их внутренний мир, увидеть их личные переживания и эмоции, которые так давно хотели выплеснуться наружу, но не было повода. И вот, этот повод настал. 
 
Когда полузаключенные-полуактеры играют свои роли на сцене, мы видим, что они настолько вжились в роли, что у каждого появляется чувство лидерства и индивидуализма. Они яро требуют свободы, забывая, что находятся в той же тюремной камере. Этот промежуток в их жизни настолько яркий, настолько подходящий для их самовыражения, что режиссеры делают сцену показа пьесы в цветном виде. 
 
Занавес. Зрители в восторге. Актеры ликуют. Но все возвращается на круги своя: все идут обратно по своим камерам, картинка вновь становится черно-белой, как бы показывая монотонность и серость жизни, которая опять окутала их. Но они сами уже другие, что-то поменялось внутри героев. «С тех пор, как я открыл для себя искусство, моя камера стала для меня настоящей тюрьмой - в большем познании ты оказываешься в еще большем бессилии». Это как некая метафора от братьев Тавиани - они говорят нам об ограниченности бытия. Мы все заключены в рамки чего-то. Возможно, сейчас мы не можем из них выбраться, но когда у нас это получится, нас ждет совершенно иной мир...
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Ита Бабаян
("Зарубежное регионоведение",  II курс)
 
 
Микрофон
Fish-ка
Idea 12/03/2019