Выпуск: 180 от 24/12/2014, Рубрика: Вдохновение
Предновогодний синдром
 
Последние недели года все мы живём в ожидании праздника. То есть в лихорадочном стремлении всё успеть и страхе упустить из виду что-нибудь важное. Уже ближе к празднику коэффициент полезного действия падает ниже плинтуса и идеальный вариант – встретить Новый год где-нибудь на необитаемом острове в компании одних лишь кокосов.
 
Окружающие только и говорят, что о предстоящем празднике, подарках и новогодних фантазиях, а ведь некоторым из нас хочется просто убежать от всего как можно дальше и вернуться, когда праздник уже останется позади.
 
В последнее время в нашем городе (да и не только в нашем) всё чаще можно встретить людей, которых мысли о предстоящем празднике повергают в состояние тихой паники: одиночество и осадок расставания с дорогим человеком кажется ещё контрастнее на фоне счастливых лиц всего остального человечества. Финансовые проблемы ощущаются острее, ведь наш мозг ни минуту не отдыхает от мысли  «на чём бы сэкономить, а что надо бы обязательно вдоволь приобрести, дабы не отставать от старательно нарезающих дольки лимона соседей». Да и вообще, человеку свойственно видеть именно то, что ему не удалось, а настроение от этой картины соответственно не прибавляется.
 
Ёлки на улицах. Ёлки в витринах. Хвойная оккупация началась ещё в начале декабря, всё кажется, что Новый год уже вот-вот наступит где угодно, только не там, где ты. И взрывы хлопушек во дворах нашего города не радуют, и в атмосфере царит мандариновый сплин. Вся атрибутика праздника налицо, а самого праздника как бы и нет. Такое вот глобальное надувательство.
 
К беспорядочным очередям в магазинах добавились бесконечные пробки, а вместе с ними и подходящее время для грустных дум, начиная от "ну и зачем ради пары часов веселья нужна вся эта волокита" и заканчивая "выйдет ли комом первый январский блин". В результате предпраздничный ажиотаж приобретает масштаб глобальной эпидемии недовольства и раздражения. Но ведь в Новый год надо радоваться и радовать хоть кого-нибудь, творить добро и самое главное – верить в чудо, несмотря ни на что! Так что попытайтесь настроить себя на позитивный лад и справиться с предновогодним синдромом. Прежде всего, прислушайтесь к себе, ведь Вы имеете право провести Новый год так, как Вам этого хочется, а не так, как нам диктует общество, в котором мы живём.
 
Желаю Вам отличного Нового года – запоминающегося, вдохновляющего, весёлого. И только приятных хлопот, ведь именно они в итоге делают всю эту суету праздником!
 
 
 
Элина Арутюнова
 
 
 
Рождественские приключения Роджи
 
 «Ой, ой, горячо, горячо!! Фууух! Чуть не обжёгся!»
 
Нас достали из душной духовки – аккуратно уложенные в ряд новоиспечённые печеньки.
 
Я забыл представиться. Меня зовут Рождестлав Пряникович, но можно просто Роджи. Вздутие моего тела в духовке отнюдь не первое моё воспоминание. Как ни странно, я помню все этапы своего создания: как белый мягкий порошок смешали со сладким искристым, добавили жёлтые жирные кубики, разбавили жидкостью и начали вертеть меня, как на сумасшедшей карусели, каким-то металлическим орудием пыток. Потом насыпали ещё кучу различных ароматных порошков, отчего голова у меня пошла кругом. Дальше меня влили в необычную форму с двумя конечностями внизу, двумя по бокам и большой круглой наверху. Правда форма немного растеклась, и у меня нечаянно вырос  хвост, но его благополучно оторвали и съели. В адской комнате было ужасно душно, и я уже подумал, что умираю, когда тело моё начало загорать и разбухать. И хвост мой тогда же и подгорел, но, видимо, Люди любят жаркое. Вы не удивляйтесь моим словам – «люди», «жаркое». Когда я только появился на свет (а это произошло пару часов назад), я не знал ни одного такого слова. Пока не приснилось мне видение.
 
Тот вещий сон привиделся мне, когда меня залили горячей шоколадной жижей, которой я захлебнулся и потерял сознание. И тут мне явился такой же, как я - с двумя ногами и двумя руками (как я потом узнал названия этих отростков) Печенег. Нет, не представитель кочевых племён древней Руси, а мой дед. Имя у него такое – Печенег. Голова у него была надкушена, на ней виднелись следы человеческих зубов, один глаз его вытек, а тело всё засохло, сморщилось и местами крошилось. Он подошёл ко мне и открыл страшную тайну. Оказывается, эти Люди возомнили себя богами, и каждый раз на Рождество создают нас наподобие себя, украшают, любуются нами, а как за окнами наступает вечер, безжалостно приносят нас в жертву какому-то страшному чудовищу Абдомену. И я, как последний представитель мужского пола, должен был предотвратить эту традицию и вернуть свободу моим братьям и сёстрам. С этим наставлением он передал мне весь свой опыт и знания, которые могли мне пригодиться.
 
Не знаю, сколько я так пролежал без сознания, но проснулся я в вазе на большом накрытом столе. Комнату тускло освещал свет гирлянды рождественской ёлки. Мои собратья сладко дремали, а я принялся придумывать план освобождения. Я ведь борец, и это было для меня делом чести! Даже мой окрас меня обязывал: поверх шоколадной жижи (глазури, как мне сказал дед) шли полоски красного марципана, что делало меня похожим на боевого представителя племени индейцев. Я настолько воодушевился своей важностью и идеей спасти мир, что не заметил, как меня начал кто-то обнюхивать. Это был не человек, нет. Кот! Мой сладкий, пряный запах приманил его, и тут он недолго думая, схватил меня зубами и прыгнул на подоконник. Ох, как же больно впился он острыми зубами в моё тело. Слава Людям, не продырявил меня полностью. Он дышал на меня, обнюхивал, кидал лапой то туда, то сюда, щекотал усами, но не ел.
- Вильгельм, сейчас же спустись с подоконника!  - услышал я хриплый женский голос.
Кот испугался, жалобно мяукнул, повернулся, чтобы спрыгнуть с подоконника и нечаянно стряхнул меня хвостом в открытое окно.
 
А вы умеете летать, глупые Люди? Да вы, наверное, боитесь! А ведь это самое необыкновенное чувство, которое я успел испытать за несколько часов своего существования. Чувство невесомости, когда ты паришь по воздуху, не ощущая под собой никакой опоры. Иии-эээээх! К сожалению, полёт мой продлился недолго, и я упал на белое, холодное и рыхлое что-то, похожее на то, из чего меня сделали. Кажется, дед называл это снегом. Тело моё болело от укусов Вильгельма, правая рука немного отломалась, а планы освобождения полетели к чертям. Ой, и когда же я успел научиться чертыхаться?
 
Уже темнело, и начали зажигаться первые огоньки в домах. Вот зажегся свет и в том окне, откуда я выпал. Кто-то подошёл к окну и закрыл его. Я знал, что сейчас должно было произойти. И мне было очень стыдно. Я не смог выполнить желание дедушки, и он сейчас, наверное, смотрит на меня откуда-то сверху и грустит. Небо было ясным, и я мог любоваться мерцанием каждой звёздочки. Жизнь вмиг потеряла всякий смысл, и только и оставалось, что ждать своей неминуемой смерти. Но вдруг меня осенило! Я же выжил! Меня же не смогли принести в жертву этому чудовищу! А значит, надо найти в себе силы и спасти остальных. Надо было просто придумать новый план.
 
Прошло несколько часов, а я всё так же лежал на снегу. Тело моё размякло от влаги, правая рука полностью отвалилась. Но я не терял надежды. Пока… Мимо меня пробежала большая белая собака. Замёрзшая и голодная, судя по выражению глаз. Учуяв меня неподалёку, она остановилась, насторожилась и пошла по зову своего нюха. О Люди, нет! Она обнюхала меня с некоторой опаской, перевернула, и…я оказался в её тёплом, мягком рту. Практически не пережёвывая, она проглотила меня. Вся моя крохотная жизнь пронеслась перед моими глазурными глазами: адская духота, оторванный хвост, дед с надкушенной головой, красно-жёлто-синий свет гирлянды, кот Вильгельм, полёт, звёзды, план спасения… Конечности мои оторвались полностью, и теперь только голова моя стремительно падала вниз, по круглому спиралеобразному лабиринту. Но знаете что? Я счастлив! Не потому, что мне довелось встретиться со своим дедом, не потому, что не попал в лапы обжоры Вильгельма, и даже не потому что, мне довелось увидеть больше, чем всем остальным печенькам. Нет, я счастлив,  потому что меня съела эта бездомная голодная собака, а не Люди! И…дхк…дхк…ддхк.
 
Конец.
 
 
 
Анна Оганян
 
 
 
 
Глазами елки
 
31 декабря.
 
Час назад забрали мою лучшую подругу. В последнюю неделю многие от нас поспешно уходили. Я очень надеялась, что и меня заберут, но до нового года осталось всего четыре часа, а моего хозяина все нет и нет. Напротив витрины я видела миллионы огней, радостные взгляды прохожих, заснеженную улицу. Я мечтала, что украшу своей красотой уютную гостиную, мной будут восхищаться и подкладывать под меня подарки. Но все впустую. Через час магазин закроется и все мои надежды умрут еще на целый год.

Неужели я настолько уродлива? Чем другие лучше меня? 


Так в страданиях я провела еще три часа. Неожиданно в магазине выключился свет, из зала донесся голос хозяина: «Каждый год одно и то же, каждый год не могу раньше времени выйти отсюда». И я услышала скрип ключа, который переворачивался в замочной скважине. Ну все, конец. И на что я только могла надеяться? Целых 5 лет я провела на пыльном складе со старыми, взъерошенными елками и пыльными полуразбитыми игрушками. Но вдруг я услышал, как один мужчина говорит с хозяином. «Мне срочно нужна елка», – сказал он. 
«Но мы уже закрыты! – сказал хозяин, – да и елок вроде не осталось...»

Я напряглась, хотела подать знак, что я здесь, но вдруг мужчина указал пальцем на меня и сказал : «Вот, я хочу купить именно эту елку! Она украсит нашу уютную гостиную своим присутствием».
 
Елочный бог услышал меня: я кому-то нужна и, значит, счастлива!
 
 
 
Нона Ованисян
 
 
Комментарии
Введите код*:Click on me to change image
Микрофон
Fish-ка
Idea 12/03/2019