Выпуск: 183 от 17/03/2015, Рубрика: моно“Б”лог
 
 
Российско-иранские отношения: от недоверия к партнерству
 
 
В международной дипломатии наблюдается интересная тенденция: стремление государств быть самыми западными на Востоке и самыми восточными на Западе. Подобная прагматичная политика позволяет в случае возникновения разногласий с Западом найти общий язык с Востоком и наоборот. Эту формулу в качестве ориентира сегодня на вооружение взяла Россия во избежание политической и экономической изоляции. Разворот Москвы на Восток привел не только к подписанию крупных контрактов с Пекином и Нью-Дели, но к вступлению российско-иранских отношений в новую фазу своего развития.
 
Во внешней политике РФ и ИРИ "иранское" и "российское" направления соответственно сохраняют большую значимость. Поддерживать контакты с Ираном России необходимо для обеспечения своих интересов в регионе. Тегеран же рассматривает Москву в качестве союзника во время переговоров по ядерной программе, для урегулирования региональной обстановки, для противостояния международному давлению. Однако на сегодняшний день страны уделяют особое внимание развитию торгово-экономического сотрудничества. После продления переговоров по иранской ядерной программе на полгода для ИРИ, как, собственно, и для РФ, которая сама столкнулась с санкциями, значение реализации совместных проектов возросло.
 
В число потенциальных договоренностей (проектов) входит "Большой нефтяной контракт", оценивающийся в $20 млрд. и предусматривающий экспорт 500 тыс. баррелей иранской нефти в день в обмен на российскую промышленную продукцию. Что касается "Атомного контракта", то речь идет о строительстве Россией в Иране сразу восьми атомных энергоблоков (четыре энергоблока на площадке АЭС "Бушер" и четыре — на другой площадке).
 
Следующим проектом является "Энергетический мост", оценивающийся от $8 до $10 млрд. и предполагающий поставку в Иран 500 МВт российской электроэнергии, а также строительство и реконструкцию генерирующих мощностей. В проекте будет участвовать Азербайджан, территория которого будет использована в качестве энерготранзита. Согласно "Железнодорожному контракту" РФ собирается участвовать в модернизации и электрификации железнодорожных путей Иранской республики. Стоимость проекта составляет $1.5 млрд.
 
Таким образом, можно констатировать, что российская экономика заинтересована в иранском рынке. Ведь что собой представляет рынок ИРИ? В результате санкционного режима мы получили политически "одинокое" государство, что в то же время сделало Иран более независимым. Именно самостоятельность Исламской республики привлекает другие страны. Независимость иранского рынка от Вашингтона и отсутствие тем самым экономической конкуренции - важный факт, например, для Китая в вопросе сотрудничества с Ираном. Но ещё важнее это для России. Слова В.Путина о том, что "Иран — наш приоритетный партнер в регионе, это наш принципиальный выбор, и мы нацелены развивать отношения", не просто дань политическому политесу. Они соответствуют геополитическим реалиям.
 
Тем не менее взаимоотношениям свойственны трудности, вызванные, прежде всего, недоверием, как с одной, так и с другой стороны. На то есть объективные причины: мы имеем дело со странами, которые проводят самостоятельный внешнеполитический курс, поэтому появление настороженности друг к другу в подобной ситуации просто неизбежно. В то же время сегодня перед иранцами стоит очень важный вопрос: русские с нами дружат только потому, что разругались с Западом, и в случае чего вновь вспомнят о старых новых друзьях? Ведь на памяти Ирана уже так было: во-первых, Россия, сопротивляясь и не желая, всё же присоединилась к санкциям против Ирана, во-вторых, разрыв контракта по поставкам ЗРК С-300. Поэтому акцент на торгово-экономическое сотрудничество и реализация проектов - это лучший способ доказать Исламской республике свою решительность.
 
Обстоятельства международные, региональные и географические так сложились, что государства должны сотрудничать. Но приписывать им определение "естественных партнеров" представляется неправильным. Отталкиваясь от такого понятия, мы придаем отношениям большую значимость и, соответственно, ждем больших результатов. В реальной же политике партнерство выстраивается по принципу стратегических выгод. И страны обладают огромным политическим и экономическим потенциалом для становления стратегическими партнерами.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Мери Тадевосян
(“Журналистика”, магистратура, 1-ый год обучения)
Источник: Times.am
 
Комментарии
Введите код*:Click on me to change image
Микрофон
Fish-ка
Idea 12/03/2019