Выпуск: 189 от 22/10/2015, Рубрика: Art-Review
Счастливая любовь несчастных людей
 
 
Фильм «Москвич, любовь моя» режиссера Арама Шахбазяна посвящен неприхотливой истории из жизни Амаяка Аванесяна, его жены Арус и сына, сбежавших из Азербайджана в трудное время войны девяностых. Бросили все: дом, хозяйство, мебель, успели взять только документы. Перебрались в  Армению, устроились в заброшенном доме на окраине одной из деревень, обзавелись нехитрым хозяйством, коровой, огородом. И зажили в заботах о хлебе насущном. Сын, как тысячи других молодых людей, подает в Россию на заработки и, по мере возможностей, помогает немолодым безработным родителям. Амаяк и Арус берутся за любую работу, чтобы прокормиться. Ситуация тысячекратно повторяющаяся в Армении и по сей день. Ничего необычного и удивительного – до того момента, когда Амаяк случайно узнает, что в гараже спекулянта Сако стоит почти новенький красный автомобиль Москвич  408, экспортный вариант. Эта информация – неисповедимы пути человеческой психики – наложилась на давнишнюю мечту Амаяка –  иметь такую  машину, и в его  душе произошла нездоровая кристаллизация смысла его новой жизни. Кончилось аморфное прозябание на руинах разбитого войной прошлого, в воспоминаниях об утратах, страхе. Родился вектор существования. Неадекватная, но все-таки цель - есть такая формула у Фрейда. И на этой, психологически оправданной метаморфозе построено сквозное действие драматургии фильма, по ходу обрастающего новыми испытаниями для Амаяка. Иногда непосильными, потому что от прошлых бед душа его дала трещину. Он начал фанатично копить деньги на покупку Москвича. Убедившись, что облигации не обналичиваются, начал наниматься на поденную работу. Копейка к копейке, вечером подсчитывал, складывал в конверт, записывал, подводил итог, а утром отправлялся на заработки. Накопил, осталось немного, но обстоятельства развеяли грезы бедного мечтателя.
 
Амаяк мне напоминает Фореста Гампа, с той лишь разницей, что у последнего надлом был от рождения, а Амаяка подбила война. Это сравнение напрашивается постоянной беготней Амаяка, по каждому поводу, даже в доме. Потом оно раздвигается до других параллелей – детская наивность, доходящая до инфантильности, честность, порядочность, трудолюбие, «умение» попадать в сложные жизненные ситуации. И все это органично и комфортно укладывается в фантастически подходящем для этой роли актере. Рационализм в движениях и мимике, никаких гримас, умение долго держать зрителя крупным планом, не хлопоча лицом. В его мимической статике больше душевной экспрессии, чем в актерских стараниях  подсобных артистов. Подростковое телосложение и телодвижение, красивые кисти рук трудяги. Прекрасное мужское лицо, говорящие морщины, честные глаза, которые отражают весь диапазон человеческих чувств, от радости до страдания. Редкая удача режиссера.
 
И такой же удачей можно считать исполнительницу роли Арус. И вообще, должна сказать, если на минуту предаться теории, главной героиней фильма является Арус, а Амаяк – протогонист. Жена, прошедшая через все те испытания, что и Амаяк, но стоически выдержавшая их. Арус оберегает Амаяка как дитя, как подранка, любимого и беззащитного. Она терпит все его странности, его дурноголосое пение гимнов и других вокальных брендов советского прошлого, шаманское камланье в моменты душевных кризисов. Она прекрасно осознает, что идея покупки автомобиля – блажь надорвавшейся души, но готова растерзать подонка в милицейской форме, разрушившего игрушечный гараж мужа. Она – фундамент разлаженной, но тем не менее бредущей по жизненным ухабам семьи, и она несет основной груз ответственности за все происходящее с ее мужем и сыном. Мужчины подсознательно опираются на нее, а ей не на кого опереться. Именно поэтому ее жизнь тихо обрывается, после чего рушится призрачная мечта Амаяка. Ему становится ясно, что с уходом Арус угасает ореол «Москвича, его любви», превратившегося в обычное средство передвижения на колесах.
 
В качестве реплики: по крупному счету можно сказать, что фильм – это история о счастливой любви двух несчастных людей. И поэтому эмоциональным пиком фильма является триумфальный проезд Амаяка и Арус по деревне на заветном Москвиче, взятом у хозяина на несколько минут.
 
И именно поэтому считаю сценарным просчетом и режиссерской ошибкой грубое прерывание долгожданной идиллии эпизодом наезда на пожилую женщину, после чего начинается череда усугубляющихся неприятностей Амаяка и Арус. Нарушена эмоциональная партитура фильма, необходимая для усвоения задумок автора. Потому что зрителю тоже надо дать возможность вздохнуть, получить удовольствие. Подарите нам несколько минут сопереживания радости героев, господа авторы. Беды же, в большом количестве, ждут их впереди. Ведь островков положительных эмоций для зрителя в фильме нe так уж много. А в данном случае четко считывается режиссерский ход мыслей: «Ну что, наивненькие, расслабились? А я щас как врежу … Хрясть - наезд…» Возможно, я не права, но… возможно, и права.
 
Ну раз уж я позволила себе от славословия перейти к тому, что мне не особенно понравилось, то отмечу также следующее:
- во вступительном эпизоде на остановке, идея существования вожделенного Москвича вытягивается практически за уши из несуразных, безжизненных разговоров случайных людей. А ведь это преамбула, во многом предопределяющая отношение зрителя к фильму;
- уверенно утверждаю, что провинциальный юмор в Армении намного качественнее, чем это представлено в фильме;
- авторский текст и диалоги местами, мягко говоря, весьма посредственны; 
- актерское обрамление главных героев с участием узнаваемых представителей артистического цеха своей нарочитой манерностью не смогли обеспечить гармоничную социальную среду обитания сюжета;
- карикатурный депутат со своими речами – дань популизму, не достойному быть в этом хорошем фильме. Опустить кандидата в депутаты можно было и поумнее.
Остальные недочеты – по мелочам, но именно мелочи делают фильм нехорошим или хорошим, очень хорошим или прекрасным.

Кстати, о прекрасном. Художники рациональными средствами сотворили органичное пространство существования фильма. И это было сделано вдали от «открыточных» пейзажей лесистых районов Армении. Аскетизм природного антуража адекватно принял извивы сюжета. И, как мне кажется, великолепная работа операторов может претендовать на равноправное соавторство успеха фильма. Достойны восхищения композиция кадров, выбор ракурсов, неброская красочность интерьеров. А также убедительные, оправданные и эмоционально насыщенные крупные кадры. Логика и философия монтажа, уместность музыкального компонента – все сделано умно и убедительно.
 
Ну и в конце, интересно же получается. Мне понадобилось две недели, для того чтобы написать рецензию на этот фильм, а главным героям фильма хватило и одной минуты для принятия жизненно важного решения.
 
 
 
 
 
 
 
 
Тамара Акопян
(“Журналистика”, IV курс)
 
Рецензия не подлежит редактуре, т.к. является конкурсным материалом.
 
 
Комментарии
Введите код*:Click on me to change image
Микрофон
Fish-ка
Idea 12/03/2019