Выпуск: 190 от 23/11/2015, Рубрика: Арт-аквариум
“Мои картины – диалог, разговор с близкими, со зрителем…”
 
 Век мой, зверь мой, кто сумеет
                                                                                           Заглянуть в твои зрачки
                                                                                           И своею кровью склеит
                                                                                                  Двух столетий позвонки…
О.Мандельштам
 
 
Филология, психология, педагогика, рисование… Умение совмещать несколько совершенно разных профессий и занятий – это дар, а получать от этого удовольствие и радовать других – талант. Героиня интервью – удивительный художник и преподаватель РАУ Ануш Бабаян. О цикле работ “Грезовоображение”, увлечении живописью, синтезе слов, цветов, звуков, “синтаксисе” внутреннего мира, самопознании и многом другом Ануш Гарегиновна расскажет нашим читателям.

 
- Что для Вас “Грезовоображение”? Как Вы объясните это?
 
- В Белоруси критики так и не смогли определить направление и стиль моих картин. “Грезовоображение” – это то, что я не смогла описать словами. Основная мотивация - новый век, требующий иных форм выражения. Мне надо было понять, могу ли я синтезировать цвет, звук, слово для того, чтобы сказать о том новом, что рождается у нас на глазах. И я поняла, что именно “Грезовоображение” и есть то направление, в котором я “вижу” себя и окружающий мир. Я была счастлива, что могу сказать что-то новое…     
 
     
- Чем обусловлено Ваше увлечение живописью в течение последних трех лет?
 
- Для меня творчество – это пунктуация моей воли: духовные ценности, которые я вбираю из культуры разных стран, помогают формировать синтаксис моего внутреннего мира. И понятно, что в синтаксисе всегда должны быть “знаки препинания”. Как ни странно, не всегда слова правильно передают мысли и чувства человека: это можно сделать и посредством линий, цветов, образов. Иногда та или иная вспомнившаяся цитата может послужить импульсом для создания картины. Но бывает и наоборот. Например, я написала одну из своих картин, после чего вспомнились мандельштамовские строки:
«Век мой, зверь мой, кто сумеет
Заглянуть в твои зрачки
И своею кровью склеит
Двух столетий позвонки…»
 
Думаю, дата открытия выставки моих работ в РАУ (7-ое декабря - день памяти жертв землетрясения в Спитаке) – символична: картины несут определенный посыл - “склеить эти сломанные позвонки двух тысячелетий”.

 
- Связан ли процесс творчества с медитацией, “очищением”?
 
- Я заметила, что художники, рисующие в западном стиле, могут высказать все свои мысли мгновенно, вылить свои эмоции на полотно (и зритель сразу это чувствует). Китайская живопись, может, тем мне и ближе, что она не позволяет излить разом все чувства, душу: тебе надо медитировать, собраться, сконцентрироваться. Именно поэтому мне нравится музыка Баха: она очищает. И уже тогда ты выдаешь чистую энергию: независимо от тебя все твои мысли отражаются кончиком кисти на бумаге. А отражение отрицательных мыслей и эмоций недопустимо.
 
 
- Что Вам ближе: психология, филология, лингвистика или все-таки живопись?
 
- По специальности я - филолог, поэтому во мне заложено такое сакральное и бережное отношение к слову.  Я не считаю себя ни художником, ни психологом, ни педагогом: стараюсь позиционировать себя как человек, желающий донести важный посыл до молодого поколения (подопечных, студентов, внуков) посредством творчества, передать им частичку себя. Самое главное – выбрать именно тот синтаксис, с помощью которого ты можешь структурировать свой внутренний мир.
 
 
- Почему Вы выбрали именно этот стиль?
 
- Технология китайской и японской живописи – способ самопознания, необходимый для постижения и развития ценного дара, присущего каждому.
 
 
- С чем связана тематика Ваших картин?
 
- Мои картины – диалог, разговор с близкими, со зрителем. Но этот диалог должен быть подан в новом ключе.
 
 
- И все же, возможно ли познать себя?
 
- Я являюсь руководителем так называемых мастерских самопознания, основанных с целью представления студентам общих сведений о некоторых проблемах психолингвистики, а также осуществления своеобразного обмена научно-исследовательским и художественным опытом молодого поколения со старшим. Работа в таких мастерских позволяет сосредоточиться не только на себе, но и на той проблеме, которая мучает долгое время.
 
 
- Какой бы Вы хотели видеть современную молодежь?
 
- Сегодня молодежь находится в состоянии растерянности, что неудивительно, ведь в переходные эпохи всегда наступает хаос:  “...иерархия ценностей опрокинута, низшее стало высшим, высшее задавлено..., а иерархия определяется по принципу пользы при совершенном равнодушии к истине” (Н.Бердяев). А мы живем в период, когда меняется не только столетие, но и тысячелетие, и человечеству необходимо очень быстро осуществить “инвентаризацию” ценностей, выработанных культурой в течение двух тысячелетий. Согласитесь, не шуточное это дело, тем более, что ради завтрашнего “торжества идей добра и справедливости” сегодня уничтожается многое, что было дорого нам. В современном обществе давно уже перестали существовать нравственные скрепы, затерялось понятие совести, размыты границы между добром и злом, истинным и ложным, прекрасным и безобразным. И прежде всего принижается (и чем дальше, тем все больше и сильнее) достоинство человеческой личности, упрощается, обедняется ее содержание.

 
- И как же быть современному молодому человеку? Какой путь преодоления противоречий между прекрасным и безобразным, сущим и должным, подлинным и ложным выбрать ему, чтобы двигаться дальше?
 
- Вся жизнь человека – это ступени ввысь, движение по вертикали, конечно, при условии, что он опирается на твердую основу – землю, то есть горизонталь. Каждая ступень связана с распознаванием Красоты, Добра, Истины… Красоты в природе, искусстве, общении… Говоря о красоте, мы подразумеваем гармонию: соизмеримость, сочетаемость, соразмерность. А для достижения Красоты необходимо стремление к Добру: тогда можно приблизиться к пониманию Другого, что требует от человека постижения простых человеческих Истин, т.е. работы души, сердца и ума… Ясно, что самотворчество – работа не из легких. Именно это я пытаюсь показать своим творчеством…помня, что оно заразительно…  и к моей большой радости, это получается.
А молодежь у нас замечательная, но ей немного не хватает этики, воспитанности, однако познание, общение и труд души - поставят все на место.

 
- О чем говорят Ваши картины? Тяжело ли передать свои чувства?
 
- Мои работы говорят обо всем: о времени, себе, мире… это диалоги, переходящие в полилог. Когда ты честен сам с собой, чувства сами льются на бумагу через кончик кисти, выражаясь в цвете, в линии… У меня нет черновиков, эти картины создавались на одном дыхании… Такова особенность восточной живописи.

 
- Как Вы понимаете слово “любовь”?
 
- Что такое любовь?.. Об этом сложно говорить. Для меня, может быть, это бескорыстие… Когда отдаешь всю гамму нежности безвозмездно, не ожидая и не требуя ничего взамен.

 
- Какое Вы дерево?
 
- Я – крепкое дерево, может быть, гибкое, но не гнущееся…

 
- Все ли люди способны заниматься живописью? А психологией?
 
- Конечно, все: если захотеть, то можно добиться всего!

 
- Какой совет Вы дадите журналистам, психологам, живописцам и тем людям, в ком они нуждаются?
 
- Об этом сказано в Библии: “…Любите друг друга”.

 
- О чем Вы мечтали в детстве? Сбылась ли Ваша мечта?
 
- Пока не сбылась: у меня ведь еще много времени для ее осуществления.

 
- Ваш любимый художник?
 
- У меня нет конкретных любимых художников, поэтов, композиторов. В разное время мне нравятся разные стили, но есть предпочтения: мне близки в живописи импрессионисты, в музыке – романтики, в поэзии – символисты, футуристы.

 
- Как Вам удается совмещать китайскую живопись и традиции армянских миниатюр?
 
- Я ничего не делаю, чтобы совместить. Все это само собой синтезируется: линия, цвет, мышление, идущее из седой древности в обоих культурах, философское отношение к вопросам бытия…

 
- Хотели бы Вы что-нибудь добавить?
 
- Не обязательно знать множество языков, достаточно понять язык собственной души... Всем желаю Добра и Мира - в мире и себе.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Анаит Казарян
(“Журналистика”, IV курс)
 
 
 
Микрофон
Fish-ка
Knowledge & skills 09/09/2019