Выпуск: 192 от 05/02/2016, Рубрика: Арт-аквариум
Мовсес Карапетян: мак, Пинк Флойд, 80...

 
Героем нашего интервью стал молодой художник Мовсес Карапетян. Графические и сюрреалистические работы Мовсеса завораживают: в своих картинах он будто абстрагируется от знакомых нам очертаний и физических свойств тех или иных объектов, знакомя зрителей с собственной своеобразной трактовкой восприятия реальности. Напомним, что первая персональная выставка М. Карапетяна состоялась в Российско-Армянском университете в рамках проекта «Арт-аквариум» 15-го февраля (подробнее >>).
 
 
 - Мовсес, чем обусловлен выбор стиля, в котором Вы рисуете?
 
- Я увлекаюсь рисованием с ранних лет, и можно сказать, мой творческий почерк не претерпел значительных изменений: я всегда рисовал в подобном стиле, независимо от себя, обстановки, окружающих и т.д. Однако я не отношу свои работы к какому-либо определенному стилю, потому что чувствую себя в тесной рамке, клетке. Многие называют мои картины сюрреалистическими: да, сюрреализм – очень свободный стиль, но для меня он все равно ограничен. Я не исключаю использование при написании картин концепций того или иного направления, в частности, сюрреализма, но не могу сказать, что мои картины нарисованы именно в данном стиле.
 
 
- А не хотите ли стать основателем нового стиля, нового направления?
 
- Скорее всего, нет, потому что таким образом я буду чувствовать себя загнанным в угол… не хочу устанавливать правила и критерии, ограничивающие меня и обучающие других. Думаю, каждый человек должен рисовать по-своему и иметь индивидуальный (и тем самым узнаваемый) почерк.
 
 
- Вы сказали, что рисуете с ранних лет. А мечтали ли Вы в детстве стать художником?
 
- Насколько себя помню, я рисовал всегда. Однако, как ни странно, в детстве я не мечтал быть художником… Но у каждого человека свой путь, дарованный ему сверху.
 
 
- Почему Вы решили назвать первую персональную выставку «...часть той силы…»?
 
- Я хотел объединить представленные на выставке картины цитатой из трагедии Гете «Фауст». Но эта «часть» имеет свою предысторию. В детстве мы с отцом смотрели непонятный тогда для меня фильм Андрея Тарковского «Солярис». И в процессе просмотра я увидел сон, в котором герои фильма оказались в другой ситуации: фильм в фильме. Один из героев, похожий на меня, путешествуя по всей Вселенной, появляется в идеальном поле – зеленом и солнечном. То есть этот идеальный мир – последняя точка, последний остров, откуда его должны отправить домой, как в «Одиссее». И на этом острове появляются также другие идеальные существа-герои: дедушка и очень красивая девушка, оба в белых одеждах. Этот мир не был создан для героя, похожего на меня, так как он был незавершен, он должен быть частью чего-то большего...

 
- Ваш любимый художник?
 
- Есть художники, работами которых я восхищаюсь: Пабло Пикассо и Ван Гог.

 
- А Сальвадор Дали?
 
- Несомненно, его картинами я тоже восхищаюсь, но именно Пабло Пикассо и Ван Гог вызывают истинный восторг. К слову, когда в детстве у меня оказалась книга с картинами Дали, моему счастью не было предела: я понял, что я не один в этом мире…

 
- Ваши родители – художники, и нам известно, что Рубина Абрамян, Ваша мама, рисует цветы. А какой Ваш любимый цветок?

- Мак.

 
- Почему?
 
- Мак растет в поле, вдали от всех, сам для себя: наверное, именно поэтому очень похож на меня.

 
- Мовсес, хотели бы Вы оказаться в своих картинах?
 
- Во время рисования я независимо от себя оказываюсь в картинах, иначе я не смог бы творить. И в этот сокровенный момент ты становишься частью бумаги, на которой рисуешь, карандаша, ручки и всего того, что изображаешь.
 
 
- Как в фильме Винсента Уорда «К чему приводят мечты»?
 
- Вникая в работу, углубляясь в процесс, я перехожу в иной мир – в сон наяву. По-моему, некоторые  образы в сновидениях часто олицетворяют наши мечты. И именно ночью, когда я сплю, я появляюсь в своих картинах.

 
- Нередко сюрреалисты писали под воздействием гипноза, алкоголя, наркотиков, голода, ради того, чтобы достичь глубин своего подсознания. А Вы прибегаете к подобным методам?
 
- Видимо, им это было необходимо, а я не нуждаюсь в подобных методах. В процессе рисования я оказываюсь в этом пространстве: для этой своеобразной метаморфозы мне ничего не нужно – только сам процесс.

 
- А как Вы впадаете в это состояние?
 
- Это необъяснимая граница, некий дар, награда за все твои усилия, сила, отрывающая тебя от этого мира. Двери Рая открываются перед поэтами и собаками, как упоминается в песне Рубена Ахвердяна «Поэты и собаки».

 
- Есть ли у Вас учитель? Кто направляет вас, дает советы?
 
- Затрудняюсь назвать имя того или иного человека… Можно сказать, что все люди, с которыми я общался и общаюсь до сих пор, стали для меня учителями. И при общении с Вами я тоже учусь чему-то новому.

 
- В какой атмосфере Вы предпочитаете рисовать?
 
- Предпочитаю рисовать в домашней обстановке, слушая песни Пинк Флойд.

 
- Ваше любимое число?
 
- 80.

 
- Хотели бы жить на другой планете?
 
- Было бы интересно подобно Маленькому принцу жить на планете размером с небольшой дом… но нет, у меня уже есть своя Планета.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Анаит Казарян
(“Журналистика”, IV курс)
 
 
 
 
Микрофон
Fish-ка
Knowledge & skills 09/09/2019