Выпуск: 193 от 04/03/2016, Рубрика: Арт-аквариум
Маргарита Геворкян: «Мозаика из лиц, событий, мыслей, чувств...»
 
Не бывает могил у поэтов:
Вечный дом – промеж строф, между строк...
Маргарита Геворкян

 
 
В каждом человеке заложена магическая сила, ведущая и направляющая его по жизни: она зовется даром. И если осознать его и следовать ему, каждый миг станет «твоим», а сама жизнь – чудом. Героиня сегодняшнего интервью еще с детства окружила себя чудом, создав мир собственных коллажей, стихов, переводов. Маргарита Геворкян провела небольшой экскурс по «родине» своих талантов, ознакомив с их местом проживания, но не называя адресов.
 
 
С чего началось ваше увлечение коллажами? Как возникла идея создания первого коллажа «Дом памяти»?
 
– «Когда б вы знали, из какого сора…»…
Детство. Болею. Стопка книжек. Прочитываю одну. Прошу ножницы, вырезаю из картинок персонажей сказки. Расставляю по-своему. Герои «оживают». Новый сюжет. Мама ругает за святотатство. Бабушка: пусть – ребенок творит.
Или.«Полное собрание» журнала «Ереван» стало негде хранить. Выбросить жалко. Выбираю отдельные статьи, иллюстрации. Умещается в коробку. На потом. Не знаю для чего именно, но – «Потом!».
Или. Ворох фотографий. Хранению не подлежат, выбросить – взгляд, улыбку, невозвратное мгновение – духу никогда не хватит. «Потом!»
Или. Детали прабабушкиного тараза. Пуговицы – не пришей кобыле. Кружевной манжет для однорукого. Дивный. «Потом!» 
Жизнь. Мозаика из лиц, событий, мыслей, чувств. Когда-то память их предаст. Но сейчас, пока есть еще время, еще можно успеть подготовиться к этому предательству. Зашифровать, составить код, отправить сигнал в будущее – в «Потом!»
Или. Красота. Ускользающая. И вечная. Достаточное основание. Самодостаточная основа. Для всего. Всегда.
 

– Что для вас важнее и первичнее: быть поэтом, коллажистом или переводчиком?
 
– Вначале было Слово… Которое (следуя тексту) впоследствии материализовалось, воплотилось: в небо и землю, во свет и тьму, в мужчину и женщину.
Перечисленное вами проистекает из единого – творческого – начала, питается из одного источника, разница лишь в способе выражения, в форме воплощения. И в этом смысле для меня нет разделения на первичность и вторичность, когда речь идет о стихотворениях и коллажах. О переводческом деле хочу сказать особо: несмотря на кажущуюся «техничность» процесса и некую «вторичность» переводчика по отношению к автору произведения, жесткие рамки оригинала и законов переложения, это удивительный, увлекательный, таинственный труд, почти алхимия. Здесь есть место и вдохновению, и восторгу, и напряжению до накала. Это работа, в которой сделать переводной текст хуже или лучше оригинала (случается и такое) – одинаковый провал для переводчика. Это вызов. И приняв его, ты обязан проявить максимальную чуткость, глубокое понимание предмета, совершенное владение языковой палитрой и абсолютную деликатность. В производном тексте ты должен одновременно БЫТЬ и ОТСУТСТВОВАТЬ. Это серьезный вызов.

 
А что труднее всего?
 
–Трудней всего переживать периоды творческого бесплодия. Но со временем учишься ценить и это как процесс очищения от призраков прошлых произведений, этап новых накоплений, созревания в тебе новой среды, благодатной и плодородной. Покой, если не дать себе себя убаюкать, живителен и радостен. И это тоже нужно уметь ценить.

 
Есть что-то еще, чем вы хотели бы заняться или чем никогда не занялись бы?
 
– Сейчас занимаюсь тем, чем всегда и хотела, хотя оно никогда не ставилось целью, скорее, было наитием. Люблю и умею рисовать, фотографировать. Играла бы на сцене.В детстве мечталось о путешествиях, спасении людей, хотя бы одного – от голода, холода, нелюбви.
Чем никогда не занялась бы?.. Бухгалтерией, политикой…

 
Есть ли у вас коллажи, созвучные с вашими же стихотворениями?
 
– Да, есть коллажи, совпадающие с содержанием стиха (или даже нескольких стихотворений). Это никогда не «иллюстрация к …» – они создавались как самостоятельные, независимые произведения. По-видимому, тема не могла исчерпать себя, требовала выражения, рождались новые формы.

 
Расскажите, пожалуйста, о вашем сборнике «Абрикосовый иней», в оформлении которого вы использовали собственные коллажи.
 
– До сборника было двадцать лет игры на клавиатуре старенькой Remington;судьбоносная встреча с Сильвой Капутикян, с последующими долгими разговорами о поэтическом, политическом и женском – с Её принципиальностью, первоначальным подробным изучением меня как представителя племени младого, незнакомого, сопровождаемое отражающимся на чеканном лице смешением оттенков удивления и удовлетворения, неожиданно кокетливыми примерками новых платьев от шуршащей вокруг Неё кругами портнихи(а еще у Неё замечательная коллекция кукол и несчетное число трепетно хранимых ручек, оставивших свои чернила в рукописях – тех самых, которые не горят); был и остается Альберт Налбандян и журнал «Литературная Армения» – первый и по сей день главный. А однажды случилась встреча с фондом «Дар» и его председателем, поэтом и художником Светланой Акопян – и случилась книга стихов, «Абрикосовый иней»: дар фонда, чудесный и бесценный. Сборник получился именно таким, каким его очень хотелось видеть: и по содержанию, и по оформлению. Подборка условно разделена на три части – «Где-то у края дороги», «Две страницы из семейного альбома» и «Дом памяти» – и иллюстрирована авторскими коллажами. Честный и, думаю, достойный итог сложного и неоднозначного периода жизни.

 
Что вы хотите донести до читателя и зрителя?
 
– Ничего никуда доносить не хочу. В момент создания мое произведение безадресно в широком (разумеется, в числе стихотворений есть и посвящения, и адресат об этом знает), и даже в известном смысле безлико – оно никогда не есть намеренное повествование о себе: смутные очертания автора проступают позже, когда воспринимающая сторона улавливает, вылавливает малейшие колебания межстрочья,когда затаившаяся до поры деталь коллажа резонирует со взглядом «из глубины» смотрящего. Этого «контакта» может не произойти, и это тоже нормально.

 
Какое место в вашей жизни занимает творчество? Можно ли жить без него?
 
– В одном из интервью я уже говорила о том, что творчество –не привилегия «избранных»: это неотъемлемая составляющая мыслительного процесса человека, его способности к созиданию, заложенных еще до рождения. Никто не решает «стать» творческим: просто некоторые воплощают, материализуют заложенное природой (творческое начало), придают ему форму – картины, архитектурного здания, стиха, песни, а иные – нет. И здесь значительную роль играют как объективные факторы – социум, семья, образование и пр., так и субъективные «характеристики» – степень осознанности, особенности восприятия, дисциплинированность ума, вкус, который, впрочем, столь же природообусловлен, сколь прививаем. И как человек, не лишенный этой способности к творчеству, я бы так или иначе нашла подходящую форму для ее реализации – пусть это были бы не стихи и коллажи.
К слову сказать, составление коллажей – очень увлекательный процесс, и познавательный, и развивающий, а в известной степени и некая арт-терапия. К тому же он и малозатратный в сравнении с живописью и иными прикладными видами творчества: в домах с годами скапливается бесконечное количество старых или ненужных вещей, которые при доле фантазии могут быть увековечены, став – почему бы и нет? – семейной реликвией.

 
"В жизни нет неверных дорог – любая выводит тебя на Твой Путь" – ваша цитата. А каков ваш Путь? Как пройти правильно по этому Пути?
 
– Мой Путь – это только мой путь. Я не знаю, как правильно для всех. Но точно знаю, что собственную жизнь следует проживать неравнодушно, распахнуто, честно, осознанно, вдаваясь в детали – и не погрязая в мелочах, реже подставляя щеку, но чаще – плечо; приемля собственное право на свободу и отстаивая его, когда это необходимо; произрастая из любви и взращивая любовь.


Вы верите в судьбу?
 
– Да. Но это ни с кого не снимает ответственности за собственную жизнь.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Анаит Казарян
(“Журналистика”, IV курс) 
 
Микрофон
Fish-ка
Idea 12/03/2019