Выпуск: 198 от 01/09/2016, Рубрика: Inter-View
Наринэ Абгарян: писатель, блогер, сценарист.
 
 
Встреча с писательницей Наринэ Абгарян, известной по циклу книг о Манюне, повестям и рассказам “Зулали”, “С неба упали три яблока”, “Понаехавшая”, “Люди, которые всегда со мной” и др., состоялась 20-го сентября в Доме культуры Российско-Армянского университета.
 
 
- Вы очень активно ведёте свой блог, делитесь историями, отвечаете на комментарии. Иногда эти комментарии могут как бы продолжать ваши истории. Как Вы относитесь к такому развитию ваших вымышленных историй в виде комментариев к постам?
 
- Ведение блога - это в том числе ещё и реклама автора. Так как у издателей нет достаточно денег, чтобы заниматься продвижением авторов на должном уровне, писатели должны делать это сами. Я сделала себя сама. Здесь вопрос сдержанности человека. И речь больше даже не о националистах и интернет-троллях. Дело в том, что иногда меня называют «светлым человечком» или «лазурной волной», а я читаю и думаю։ «…видели бы вы меня сейчас». Самое главное, не хамить в таких ситуациях, я, например, просто лайкаю подобные комментарии. Вообще, каждый человек, который зашел на твою страницу и оставил комментарий, отдал тебе часть своего времени и внимания: ни в коем случае нельзя его игнорировать.

 
- Хотелось бы услышать Ваше мнение о женской прозе.
 
- О женской прозе я могу говорить бесконечно долго и с большой гордостью. Наконец-то придумали стиральные машинки, микроволновые печи, блэндеры и прочее: наши женщины добрались до литературы (смеётся). Я очень люблю Людмилу Петрушевскую, считаю, что, если говорить именно о прозе, то это писатель, открывший для женщин ту дверь, в которую они ломились. Очень люблю Джоан Роулинг. Я уверена: если бы книги Роулинг писал мужчина, он бы их испортил. В женской прозе нет тех кровавых анатомических подробностей, которые так любят мужчины. Естественно, женская проза есть, естественно, она отличается от мужской и по некоторым критериям опережает её.
 

- В интернете есть информация о том, что Вы работаете над сценарием телесериала для российского ТВ. Пожалуйста, расскажите немного об этом.
 
- Это действительно так, мы работали над сценарием совместно с Ангелиной Никоновой. Это должна была быть русско-армянская история, но предложенный сценаристами вариант не очень устроил продюсеров. Во время работы над сценарием, я открыла одну удивительную вещь։ я не могу писать чужие истории.
 
Сейчас я работаю над сценарием фильма о войне, думаю, эта тема мне близка.

 
- Много ли ненормативной лексики в некоторых ваших книгах, в частности, в «Понаехавшей»?
 
- В книге «Понаехавшая» мне хотелось передать документальный срез той жизни, в которую я попала. В советское время я училась в Ереване, жила в общежитии и чувствовала себя «понаехавшей». Приехав в Москву, первое, что вижу - пьяные, матерящиеся женщины. Это было для меня шоком, я была к этому не готова и какое-то время считала, что этого не должно быть. Но, прожив какое-то время в России, я немного изменила взгляды.

Муж моей начальницы был пьющим, абсолютно опустившимся человеком… Эта женщина в одиночку ухаживала за свекровью и маленьким ребенком, взяла на себя все заботы по дому. Как в такой ситуации можно не материться, я не знаю. Тогда я была глупой и осуждала такое поведение. Сейчас я отношусь к этому с пониманием.

 
- Будучи известной писательницей, как Вы находите время на семью?
 
- Мне кажется, они как-то смирились с тем, что не всегда видят свою жену и мать. Но у меня, кстати, адекватные мужики (смеётся).

Когда началась вся эта катавасия, муж мне как-то сказал: «Если вдруг где-то я увижу свою фотографию и рядом будет написано, что это муж Наринэ Абгарян, я тебе этого не прощу!» (смеётся). Это может показаться удивительным, но однокурсники моего сына не знают обо мне. Даже его девушка, будучи моей поклонницей, узнала обо мне только на второй месяц знакомства: она была в таком шоке, что, к сожалению, они расстались…

 
- Считаете ли Вы себя «русскоязычным писателем армянского происхождения», как вас часто называют?
 
- И да, и нет. Удивительное дело: я окончила армянскую школу, но не могу писать на армянском. Наверное, просто кому-то дано писать по-русски, а кому-то - по-армянски. Я пыталась писать на армянском, но у меня не получалось. Но несмотря ни на что, я - армянский писатель. Такой засланный казачок в России (смеётся). И я делаю всё, чтобы…не знаю, как иначе сказать: «որ իմ ազգին քաղցր նայեն».
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Материал подготовлен на основе встречи от 20.09.2016 >>
Георгий Мурадян
(“Журналистика”,
IV курс)
 
Комментарии
Введите код*:Click on me to change image
Микрофон
Fish-ка
The worst enemy to creativity is self-doubt 17/02/2017