Выпуск: 199 от 01/11/2016, Рубрика: Вдохновение
МетаФизика
 
Элизабет М. Гловер
Перевод: Мариам Киракосян
(магистрант РАУ, "Переводческое дело")
 
 
Казалось бы, в Верхнем Ист-Сайде Манхэттена совсем не трудно найти грешников, хотя бы потому, что там полно народа. Но после событий 11 сентября благочестие пристало к Нью-Йорку, как навязчивый мотивчик.  Не то чтобы Меркурия пугали сложности, но он отставал от графика, а ещё ненавидел ездить в метро. Там воняло и было жарко круглый год, и от этого он начинал тосковать по дому.
 
Всё же на Второй авеню было очень оживлённое движение: ресторан на ресторане в городе, в котором кухни в квартирах часто меньше ванной. Какое-то время он слонялся без дела, невидимый и неосязаемый, пропустил несколько компаний; он отставал от графика, но еще не настолько отчаялся, чтобы хватать скучных девиц из отдела кадров с их парнями из отдела маркетинга.
 
Он слонялся по району и, проходя мимо ресторанов, принюхивался к входам. В пабе «О’Доннелз» собрались пьяные добрячки, пьющие за сокрушительную победу баскетболистов Сент-Джона над Сиракузами  (слишком радостные, чтобы оценить все ужасы Ада). В отеле «Иль Пикколо» проходила свадебная гулянка (безудержное веселье, зажигательное настроение – всё это закончится семейными соплями и сантиментами, для Меркурия это уже слишком). Может, немного южнее, поближе к онкологическому центру Слоуна-Кеттеринга? Возможно, ему повезёт наткнуться на парочку исследователей, выскользнувших из своих лабораторий на перерыв.

Через  шесть кварталов, когда он уже  забеспокоился, что ему так и не повезёт до самого моста, его терпение было вознаграждено.  Подходящая парочка как раз выходила из китайского ресторана «КингзДамплинг Хаус» с димсамами  в коричневых пакетах. Он материализовался и подкрался к ним.
– Извините, прикурить не найдётся?
– Да, сейчас... – мужчина пошарил в карманах и достал спички.
– Спасибо.

Тот семинар по тактическому использованию вежливости стоил каждой отданной за неё драхмы ртути. Меркурий потянулся за спичками, будто хотел их взять, затем схватил мужчину за запястье.
– Эй! – мужчина попытался высвободить руку, дернулся и сбил шляпу, из-под которой показались сверкающие золотом глаза и багровое лицо Меркурия.
– О Господи.
– Боюсь, я из команды соперника. – Меркурий обожал этот момент, когда они осознавали, кто он. Им так сносило крышу, что они превращались в мартышек, от которых произошли. Те придурки из отдела ужасов с шестого круга думали, что вся веселуха у них. Но реальный опыт – вот где можно оттянуться!

Некоторое время мужчина беззвучно шевелил губами. Он потянулся к шее и вытащил крест на золотой цепочке.
– Назад! Отойди, я сказал!
– Я что, похож на вампира? – Меркурий фыркнул голубыми язычками пламени. – Слушай, приятель, просто пойдём со мной по-тихому, хорошо?Я прослежу, чтобы тебя определили в отдел биологического оружия.

Мужчина продолжал вырываться. Свободной рукой он ударил Меркурия  по запястью. Всё это было абсолютно без толку, а ветер с реки вдруг дохнул жаром – первый признак открытия Врат. Мужчина упал на колени и обрёл дар речи.
– Pater noster, qui es in caelis, sanctificetur nomen tuum…

Ой ты ж. Меркурий отпустил мужчину и попятился, его ладонь вся горела и дымилась.
– Сэр! Сэр! Хватит! На английском тоже сработает. Необязательно прибегать к высокому стилю.

Латынь! Вот в чём опасность научных кругов: всегда можно наткнуться на кого-нибудь с иезуитским образованием.

Мужчина продолжал молиться, но женщина оставалась по-научному бесстрастной, тянула его за рукав.
– Дэннис, думаю, всё в порядке. Ты его ранил.
Дэннис встал.
– Тогда проваливай!
– Минуточку, минуточку, – Меркурий присмотрелся к женщине. До Дэнниса ему было не добраться, потому что он молился, и он верил в то, что говорил. Но с этой женщиной всё было иначе. Меркурий наклонился к ней и принюхался. Да, определённо пахло металлом.
– Ты ведь атеистка?
– Не отвечай, Кристин, – сказал мужчина, обхватив её рукой за плечи. – Я смогу тебя защитить.
– Только если она верит в твои молитвы. – Меркурий снова переключил своё внимание на женщину.
– Итак?
Кристин склонила голову набок.
– Да, я атеистка. В чём проблема? Полагаю, ты не можешь меня забрать, раз я не верю в тебя и твой Ад.
– А вот здесь нестыковочка. Я ведь прямо перед тобой.
– Можно и так сказать, но в ресторане жгли благовония. И все эти люди, – она указала на толпу, спокойно проходящую мимо по тротуару, – кажется, тебя не видят. Я бы сказала, что это, скорее всего, галлюцинации.
– Вот как, – Меркурий наклонился к ней и вдохнул её аромат. Изумительный экземпляр, возможно бывшая католичка. – А ты ничего. – В её глазах вспыхнуло раздражение. – Суть в том, что у тебя нет молитв, которые бы тебя защитили. Если тебе от этого станет легче, можешь представить, что огонь – это просто галлюцинация.
Дэннис опять начал читать Отче наш. Меркурий отвлёкся от женщины.
– Сэр, я с вами закончил. Ваше освобождение одобрено. Но ваши молитвы не помогут тому, кто в них не верит.
Меркурий протянул ей руку.
– Пойдём, детка.Ты проиграла.
– Потому что у меня нет молитв?
– Верно. Разве вы, с вашим логическим мышлением, больше не изучаете классику? Следуй ты логике пари Паскаля, хоть подстраховалась бы. Но уже слишком поздно.

Снова поднялся тёплый ветер, и несколько вырванных страниц из «Нью-Йорк Таймс» пронеслись по тротуару и прилипли к ноге Кристин. Раздражённая этим, она их смахнула.
– Что там за пари Паскаля, ещё раз?
– Расскажите ей, юный католик. Вы должны были это проходить в Фордхемском университете.
– Вообще-то, в Манхэттенском колледже, – Дэннис всё ещё занимал оборонительную позицию рядом с женщиной, но уже слегка успокоился. – Ты же помнишь это из лекций Грейнинга, так ведь, Крис? На одной он говорил о том, что вера в Бога никак не навредит, если его нет, но, не веря в него, попадёшь в ад, так что можно подстраховаться и просто верить.
– Вот оно что, – Кристин небрежно щёлкнула пальцами.– Ложная дихотомия. Чтобы это имело хоть какой-то смысл, человек всё равно должен верить, что есть какое-то божество, жаждущее человеческой веры вместо, скажем, жертвоприношения животных. Ты мог бы с таким же успехом предложить подстраховаться, принося гекатомбы Зевсу и Афине.

Хмммм.
Женщина поправила свои короткие светлые кудри.
– Слушай, я приму как данность, что ты реален, что ты демон и находишься здесь, чтобы забрать меня в Ад.Так что вернёмся к сути. Какие-нибудь священные слова работают? Например, если буддист процитирует какой-нибудь коан, это его защитит?
Меркурий прищурился. Обычно не вступают в диалог – начинают что-то невнятно бормотать или убегают.
– К чему все эти вопросы?
– Просто естественное любопытство учёного, – женщина пожала плечами. – Если ты собираешься затащить меня в Ад, меньшее, что ты можешь сделать – это указать на все мои ошибки. Должна ли я была слушаться монахинь, и, вообще, какие религии работают?
Ох, теологическая дискуссия. Давненько такого не было.
– Не знаю. Был один, он цитировал Коран, и это сработало. Я знаю, что молитва, которую читал твой друг, и на китайском сработает, хотя на латыни гораздо эффективней.
– Интересно.
Дэннис снова взял её за руку.
– Кристин, что ты делаешь?
– Всё в порядке, Дэннис. Расслабься.
– Верно, Дэннис, – сказал Меркурий.
Мужчина вздрогнул, услышав своё имя из уст демона.
– Просто дай мне закончить моё дело.
Кристин шагнула к нему.
– У тебя есть имя, демон?
– Это не сработает.
– Хм?
– Эта штука с именем. Не сработает.
– Я же не какая-нибудь кривляющаяся ведьма, я биохимик, – разозлилась Кристин. Меркурий про себя улыбнулся. Они всегда злятся, когда проигрывают. Кристин продолжила:
– Если уж я в тебя не верю, то в эту мистическую чепуху – тем более. Я просто хочу знать, как к тебе обращаться.
Оу.
– Меркурий. – он раскланялся.
– Благодарю. Знаешь, Меркурий, думаю, кое в чём ты ошибся.
– Да? И в чём же?– всё ещё ищет лазейку! Она была такой  смелой, что уже за одно это её стоило бы освободить.
– В том, что у меня нет священных слов, – она подняла голову и посмотрела прямо ему в глаза. – Сила равна массе, умноженной на ускорение, – и заехала кулаком ему по лицу.

У него посыпались искры из глаз, и Меркурий взвыл от боли. Как ей это удалось? Она ему врезала! И это было больно! Он отшатнулся и дотронулся до своего носа. Из него по лицу стекала серебряная жидкость.
– Как? Как ты смогла до меня дотронуться!
Кристин потирала  кулак, скрипя зубами.
– Меркурий – ртуть вместо крови. Святые угодники, а это больно.
– Хорошо. Но как?
– Простой закон физики, – она ещё несколько раз ругнулась и скорчила рожу, потирая покрасневшую опухшую кисть. – Сила действия равна силе  противодействия, – пробормотала она.

Это становилось немного сложнее, чем предполагал Меркурий, но какая-то особь женского пола никак не могла противостоять приспешнику Ада. Она была образцовым представителем своего вида, храбрая атеистка-отличница, и его репутация была бы подпорчена, начни он её умолять. Его бы самого за это наказали.

Меркурий набросился на неё, широко раскинув руки, чтобы её схватить.

Вместо того чтобы увернуться, убежать или вцепиться в Дэнниса, она спокойно отошла в сторону, резко схватила его за запястье, ловко увернувшись от острых когтей.
– Тело, находящееся в движении, стремится оставаться в движении, –  она дёрнула его за руку, и он стремительно грохнулся.

Он был распластан по земле, сконфужен, и ему было больно. Она склонилась над ним и договорила:
– Пока на него не подействует внешняя сила.

Ну ладно, хватит валять дурака. Меркурий вскочил и взлетел на три метра. Он раскрыл свои крылья, разорвав в клочья плащ, и подбавил огня на своём нимбе, прямо как ребёнок с лупой, наставленной на муравья. Это зрелище всегда заставляло дрожать от страха даже смельчаков.
Кристин скрестила руки на груди и закатила глаза.
– Какое топливо используешь?
– Топливо? – это просто его нимб, дьявольское свечение, часть бесовской жизни.О чём это она?
– Да, топливо.Что ты сжигаешь?
– Хм...
– Потому что ты должен что-то сжигать. Полная энергия замкнутой системы остаётся неизменной.
И его свечение со свистом погасло.
– И с этими крыльями всё не так. Во-первых, они даже не предназначены для полёта, не говоря уже о том, чтобы парить. Нет, ну серьезно, крылья летучей мыши? – она вытянула шею, чтобы лучше приглядеться. – Ты с трудом ими машешь. И они растут прямо из твоей спины, практически вертикально. Как ты вообще взлетаешь?
– Всё с ними нормально.
– Не-не-не. Не сработает. Сила равна  G*M*m, делённое на R в квадрате.
Меркурий заморгал.
– Чего?
Кристин презрительно фыркнула.
– Сила  притяжения между двумя телами равна гравитационной постоянной G, умноженной на массы двух тел, делённые на расстояние между этими телами в квадрате. Ты слишком тяжёлый. Эти крылья никогда бы не смогли обеспечить достаточную подъёмную силу.

И... Меркурий внезапно почувствовал собственный вес и понял, почему тяжелая густая ртуть вместо крови – это проблема. Он махал крыльями, но упал на землю, проломив тротуар.
Кристин присела рядом с ним и погладила по голове.
– Земля огромная, и ты слишком близко к ней, – она встала и отошла от него. – Я рада, что мне не пришлось цитировать законы аэродинамики; прошло много времени с университетских курсов по физике.
Дэннис задумчиво взмахнул рукой.
– Тебе нужен угол атаки, и… и площадь поверхности крыла? И, может быть, скорость, с которой он ими машет?
– Никак не могу запомнить. Если бы я хоть что-то понимала в гидродинамике, я бы стала инженером. В любом случае, это не важно. Такого объяснения уже достаточно.
Это было невыносимо! Меркурий вскинулся на Дэнниса и зарычал.
– Не влезай, слышишь, или я забуду о правилах, которые тебя защищают. – Он вонзил клыки в асфальт и снова встал перед женщиной. Он не с того начал. Вроде бы он знал большинство этих законов. В Аду был отдельный котёл для учёных. – Ты! Женщина! Законы Ньютона не совсем верны.
– Они работают только с земными  скоростями. Если хочешь ускориться до скорости света, я выведу сложные уравнения.
Нет, это ни за что не сработает. Она просто продолжит говорить о бесконечной массе и размажет его сингулярностью. Чёрт, она была желанной добычей. Меркурий грыз когти и пристально на неё смотрел. Может, он смог бы заставить её усомниться...
– Ты сама себя топишь, используя законы физики таким способом. Меня можно победить только верой. Знание этих законов сравнимо с настоящей верой?
Кристин задумчиво кивнула головой.
– Безусловно. Все научные законы основаны лишь на вере, что все наши ощущения реальны. И если в какой-то ситуации это не так, они перестают иметь значение. Эмпиризм ещё никто не отменял. Крупица веры неважна для достижения результатов, – она подошла к нему и ткнула в грудь. – Вот почему это так больно.Это не испытание верой, это испытание реальностью. Можешь изменить реальность?
Отличный манёвр. Какое разочарование. Меркурий повесил голову – побеждён.
– Нет.
– Ну что ж. Коэффициент трения между двумя поверхностями, умноженный на параллельный компонент...
– Нет! – Меркурий отшатнулся съёжившись. – Хватит!Пожалуйста!
–...силы, приложенной под углом к поверхностям, равен параллельной силе, приложенной к объектам, находящимся в движении.
Но ничего не произошло. Меркурий выпустил когти.
– Что это было? Это не сработало.
– Это уравнение для правильной силы трения. Это то, благодаря чему ты ходишь. – Кристин пробежала пальцами по воздуху в сторону улицы, имитируя походку. – Советую этим воспользоваться.
Будто встретил самого Большого Босса. Меркурий представил Кристин с рогами и бородкой. Затем он развернулся и поплёлся на запад в сторону метро. И слегка затосковал по дому.
 
Комментарии
Введите код*:Click on me to change image
Микрофон
Fish-ка
Книги 07/11/2017