Смерть. Сталина. Наступит.

 
Забавно, но не-запрет на прокат "Смерти Сталина" в Армении стал в общественном сознании, пожалуй, одним из знаковых факторов подтверждения суверенности. При этом надо понимать, что сегодняшние армяне в своем подавляющем большинстве не склонны хоть каким-то образом отождествлять явление сталинизма с собственной историей и ответственностью: оно воспринимается больше как привнесенная извне трагедия, каковых на нашу долю в прошлом выпало сполна. Конечно же, это связано еще и с тем, что все меньше остается живых свидетелей и "винтиков" сталинизма. 
 
Будучи внуком честного почитателя Сталина, вузовского преподавателя психологии, я храню как реликвию красные сталинские тома, оставшиеся мне от деда. Помню, как он цитировал отрывки из "нетленных" мыслей вождя, и искренне верил в его безгрешность. Последующие поколения оказались несравненно более информированными: мы никогда не простим Сталину уничтожение национальной воли и интеллекта, похищение и растерзание Чаренца - самого, пожалуй, яркого и сильного армянского поэта и мыслителя последних столетий. А ведь один такой поэт мог изменить в национальном сознании многое,,, Знал, изверг, что творил.
 
В этом смысле, слава Богу, Сталин для армян мертв давно и безвозвратно. Поэтому и демонстрация фильма Иоануччи не возбудила хоть какую-либо общественную дискуссию: потешились, посмеялись, и еще раз расстались с уже давно забытым горьким фрагментом истории.
 
Иная ситуация, конечно же, в России, которая несет гораздо большую ответственность за общую историю, являясь ее правопреемницей во всем. Здесь Сталин еще далеко не мертв, мы видим и слышим с достаточной регулярностью апелляции к методам сталинизма, призывы к восстановлению памятников и прочее. Сталин остается "своим" пока еще для достаточно большого социального среза россиян, причем независимо от возраста.
 
Именно поэтому запрет на прокат фильма в России был, несомненно, правильным решением: нельзя позволять чужим насмехаться над своей историей (а авторы фильма сделали это, надо признать, с особой филигранностью), коль скоро за нее и сегодняшние поколения россиян несут ответственность. И в этом смысле запрет был как раз актом защиты и подтверждения национального достоинства.

Смерть Сталина наступит окончательно, когда то же самое национальное достоинство подтолкнет нас к тому, чтобы научиться высмеивать ужасы сталинизма самим, тогда уже никакой Иоануччи не будет страшен.
 
 
 
 

 
Опубликовано в проекте “Сноб”, 04.02.2018г.
 
Микрофон
Fish-ка
Средства выживания 05/12/2018