Выпуск: 208 от 30/09/2019, Рубрика: Inter-View
Нарек Ахназарян: “Мне недавно сказали, что 3 пары познакомились на моем концерте: было очень приятно, почувствовал себя Купидоном”
 
 
Всемирно известный виолончелист, заслуженный артист Армении Нарек Ахназарян 10-го октября встретился со студентами Российско-Армянского университета и рассказал историю своего успеха. О встрече читайте по ссылке >>.
 
После встречи мы побеседовали с ним о классической и современной музыке, таланте, трудолюбии и многом другом.

 
- На ваш взгляд, современные жанры способны заменить или вытеснить на задний план классическую музыку прошлых столетий? Или же эта классика бессмертна?
 
- Под современными жанрами вы имеете в виду поп, рок, металл, техно и т.п, не современную классику? Я правильно понял?

 
- Да, именно то, что Вы перечислили.
 
- Эти жанры не могут вытеснить классическую музыку, поскольку классика всегда была элитарной и останется ею. Если тебе хочется просто помахать головой и повысить уровень адреналина минут на 20, ты можешь пойти на рок-концерт. Но многие люди рано или поздно “дозревают” до того состояния, когда им нужно послушать Рахманинова, а не “Медузу” Матранга для того чтобы снять глубокую депрессию. Конечно, подобное творчество [современное] имеет место быть, я не против. В моем плейлисте, честно признаюсь, всего 4 классические мелодии. Всё остальное — Bruno Mars, Prodigy, джаз, Maruv, почему бы и нет? И сейчас производят качественный контент. Просто, к примеру, Матранга, я не очень понимаю и в его словах не особо разбираюсь.

Лично мне разнообразие жанров помогает развиваться комплексно. Я не понимаю людей, которые утром послушали классику, днем поработали, а вечером пошли в театр опять слушать классику. Ну повеситься же можно. Утверждать, мол, классика — это единственное хорошее направление — глупо. И тем не менее, современная музыка никогда не вытеснит классику. Потому что у попсы — обобщим этим словом — всегда будет своя публика, у классической музыки — своя. Более того, “классическая” публика молодеет. Еще 10 лет назад я выходил на сцену и казалось, будто бы находился в Альпах: кругом снег, седина, с проблесками лысины. А сейчас молодые люди даже приглашают своих девушек на свидания в театры. Мне недавно сказали, что 3 пары познакомились на моем концерте. Было очень приятно, почувствовал себя Купидоном.

Кто-то приходит к классике в 15 лет, кто-то в 20. Но я считаю, если человек хотя бы немного интеллектуален и он обладает богатым духовным миром, он обязательно придет к классической музыке. Это может быть Рахманинов, Шостакович, Бетховен... В классической музыке гигантский разброс стилей и жанров. Хотя многие этого и не понимают. Однажды я ехал в такси и водитель, узнав, что я играю классическую музыку, спросил: “А, ты Вивальдо-Мивальдо играешь?” Т.е. для многих классическая музыка — это просто “Вивальдо-Мивальдо”, вроде Баха. Но есть же еще и другие гении, например, Стравинский — Prodigy своего времени! Классика — это не только Бах и Бетховен, которых я, кстати, обожаю. Знакомство с классикой лучше начинать с романтических и русских композиторов, очень советую послушать Рахманинова и Чайковского. Не любить эту музыку невозможно! Огромный спектр эмоций сосредоточен в композициях Чайковского.

 
- Благодарю за совет. Я слышал выражение: “Музыка хороша тем, что, попав в человека, не причиняет ему боль”. Как Вы опишите своё первое попадание? Судя по Вашим рассказам, Вы, должно быть, испытали шок, узнав, что родители решили-таки вырастить из вас музыканта.
 
- Поскольку я был очень любознательным, первое знакомство с виолончелью мне, скорее, понравилось. Для меня это было что-то новое. Но могу вас заверить, когда я осознал, что мне по 2-3 часа в день придется учить эти гаммы, восторга не было. Когда же я начал играть пьесы и сонаты, начался дикий восторг. В такие моменты я просто куда-то далеко улетаю. Многие меня спрашивали, вижу ли я во время игры какие-то образы или краски. Знаете, не вижу. Я не могу объяснить, что это. Я просто ухожу за бытие... Это ощущение было в первый раз, оно будет и в последний.
 
 
- Вы упомянули о своем отце — известном армянском скрипаче, и о матери — пианистке. Как человек, родившийся в музыкальной семье, считаете ли Вы, что музыкальный талант передается по наследству?
 
-  Думаю, да, это всё-таки врожденное качество. Должны быть некие зачатки таланта, которые, конечно, надо развивать. К тому же я убежден, что каждый человек на этой планете талантлив. Просто далеко не все находят то, в чем они талантливы. Честно скажу, в музыкальной индустрии и даже на музыкальном Олимпе есть много музыкантов, которых трудно назвать талантливыми. Есть много факторов успеха. Человек может быть талантливым, но при этом вялым и ленивым. А может не быть талантливым, но настолько прытким и шустрым, настолько пробивным, что везде проложит себе дорогу.

 
- Русский писатель Константин Мелихан сказал: “Музыка объединяет всех людей, кроме соседей”. Вы когда-нибудь были таким соседом?
 
- Знаете, я был таким соседом в Москве. 10 часов вечера, звонок в дверь, открываю, а там огромная овчарка на меня лает — сосед пришел припугнуть. В Ереване же нам очень повезло. Всем соседям было лет по 50, и они меня иногда спрашивали: “Нарек, почему сегодня так мало репетировал? Мы хотели еще послушать”. Эту соседскую дружбу я до сих пор помню.
 
 
 
 
 
 
 
 
Серж Мхитарян
(“Журналистика”, I курс)
 
Микрофон
Fish-ка
Knowledge & skills 09/09/2019