Выпуск: 136 от 17/12/2012, Рубрика: моно“Б”лог
Ваге Хумарян
 
 
Хватит с меня "глобальных побед"
 
Поводом для начала серии статей под таким вот заголовком послужил очередной конфликт с одним из преподавателей, который, впрочем, не был бы таким трагичным, если бы не сопровождался конфликтом идеологическим, нравственным и правовым, в том числе между мной и моими сокурсниками. Осознание этой разницы между ними и мной в отношении к образованию, в индивидуальных пределах допустимого бунтарства и в восприятии себя и своего места в обществе, в котором мы все живем, всегда давало о себе знать. Но если я всегда избегал выделения из общего мнения, сводил к сглаживанию всяческий конфликт и недоразумение в угоду сохранения некого несуществующего братского духа, то, как оказалось, остальные давно взяли на вооружение принцип «Եղունգ ունես՝ գլուխդ քորի», о чем и поспешили меня оповестить при последних моих попытках призвать к борьбе за уважение их же достоинства.
 
Не буду особенно вдаваться в суть на первый взгляд несущественных (но в любом случае на данный момент неуместных к описанию) для стороннего читателя проблем студенческого общежития или скорее «общеучения», а еще точнее «долгосрочного совместного выкручивания». В этой статье мне бы хотелось поделиться соображениями насчет корня указанного конфликта между условными меньшинством и большинством, который присутствуя в стране в целом, естественно проецируется и на университетский уровень.
 
Часть первая.
Право на образование.
…Так уж получилось, что человечество выделило, помимо всего прочего, право на образование как одно из основополагающих Прав Человека. Как показывает опыт, для кого-то упоминание прав, свобод и обязанностей вне контекста криминально-кумовской системы человеческих отношений, сложившихся в стране, звучит вообще дико. К счастью, к контингенту Славянского университета это относится в относительно меньшей степени. Тем не менее, у многих при подобных упоминаниях возникает ощущение, будто к ним применяют орудие идеологической борьбы. Достаточно предсказуемо, учитывая вероятность подвергнуться консервативно-традиционалистской антидемократической обработке в стенах Славянского, что контрастирует с доминирующей риторикой в СМИ или на уровне общественно-политической публицистики. Превратившись в извращенную модную тенденцию (наряду с неоправданным обожанием Коэльо среди недотёп, или скажем русским матом в статусах ненатурально эмансипированных армянских девушек), упоминание Прав Человека в последнее время стало всё привычнее для нашего уха. Нельзя отрицать положительные стороны этого явления (как и того, что люди вообще читают или пользуются социальными сетями), но покамест декларативная, лицемерная риторика составляет внушительную долю звукового фона, а я – написавший этот текст из безысходного желания оправдать свою причастность к событиям – выскочка и враг народа, потребность в таких занудных разъяснениях есть. Однако, не в рамках моего рукописного бенефиса: на это есть интернет. Итак, подробнее о Правах Человека можно узнать, пробив в поисковике фразу «права человека».
 
Возвращаясь к праву на образование, хочется детальнее остановиться на проблеме его реализуемости как в университете, так и во всей образовательной системе страны. Всем известен экономический закон о прямой зависимости предложения от спроса. Образование, и в частности т.н. «высшее»[1] также выступает в качестве объекта экономических отношений или товара. Товар этот, в свою очередь, должен соответствовать ожиданиям потребителей, дабы обеспечить спрос. Таким образом, в обществе, где успех личности зависит от уровня, качества, глубины его знаний – университеты предоставляют качественное образование. Напротив же, там, где от образовательных структур требуется не само знание - качество преподавания неизбежно страдает. При этом в первом случае моральные качества, идейность, «правильность» руководящих структур университета может быть на порядок ниже, а по моему глубокому убеждению по крайней мере не выше, чем в том же РАУ. Вся соль в удовлетворении потребности, в «заказе» общества и отдельных людей. Именно здесь налицо, в том числе, и исковерканное восприятие и профанация понятий демократического подхода и механизмов, демократии как модели управления.  Ведь решения, в том числе и в рамках такой низшей структурной ячейки университета как курс, принимаются большинством. Якобы демократично. При этом, демократия, основанная, к сожалению, на некомпетентном и унизительном для меньшинства мнении, не выполняет своей главной цели – положительной селекции идей и избрания наиболее эффективных решений. О фактической «меритократичности» истинно демократических сообществ можно говорить отдельно и долго.
Для наибольшей наглядности сказанного можно рассмотреть наиболее банальные примеры. Зачастую, преподаватель демонстрирует чудеса изобретательности, когда дело доходит до ведения того или иного учебного курса. Не обладая ни достаточными знаниями, ни педагогическими навыками либо способностями грамотно изъясняться на каком-либо языке, он, тем не менее, может обеспечить себе комфортную деятельность и в дальнейшем. Схема очень проста. Все более или менее способные студенты, способные на какой-то протест, получают преувеличенно высокие оценки и поблажки из-за пропусков, в то время как откровенные тугодумы - в свою очередь - свой драгоценный «проходной балл». Все довольны, всё отлично. Проблемы могут возникнуть, когда тот же полуграмотный преподаватель позволяет себе скажем замечания по поводу пропуска занятий, или неуместную критичность и выкаблучивание по отношению к представителям того самого критичного «меньшинства», с чьей легкой руки они вообще сохраняют свое рабочее место. Но, как известно, ничто так не объединяет людей как общее преступление. На этом примере, отчетливо видно как именно эта неприниципиальность в вопросах отстаивания собственного права на образование со стороны того немногочисленного числа студентов, что вообще способны замечать причинно-следственные  связи в окружающих их событиях, и приводит в конце концов к их соучастию. С другой стороны, протест, если он и имеет место, скорее всего обречен на провал, поскольку вновь критерием оценки выступает мнение большинства. Того самого большинства, которое плевать хотело на качество потока информации который витает в аудитории.
 
Значит ли это, что ВУЗы на территории Армении обречены?.. Нет, как и не обречено всё общество, функционирующее по схожей модели: в долгосрочной перспективе – смена поколений, глобализация и экстремальные условия на грани выживания сделают свое дело, когда-нибудь  дав импульс преобразованиям, в краткосрочной же - могут выручить желание и воля отдельных людей. Пока же, мнение определенного меньшинства, будучи чаще всего наиболее компетентным, не является достаточным основанием для преобразований, и, таким образом, ущемляется право меньшинства на образование. При всем при этом, надо осознавать, что именно присутствие по ряду объективных и субъективных причин в процентном соотношении большего количества того самого «меньшинства» и обеспечило лучшее развитие Славянскому университету, в котором на фоне многих учреждений уже созданы наиболее благоприятные условия для самореализации каждого.
Избежание дискриминационных решений, основанных на мнении большинства (либо его бездействии), таким образом, – важнейшая проблема, решение которой находится в интересах самого университета.
 


 


[1] Согласно карманному толковому словарю Большевикауза и Мещанрона «высшее образование» - пятилетнее обучение в высшем учебном заведении, которое дает преимущества в выборе жениха или легитимирует претензию невежд на почет и уважение. Согласно недавним веяниям из стран мирового империализма принята стратификация по ученым степеням. (прим авт.)
 
Комментарии
Введите код*:Click on me to change image
Микрофон
Fish-ка
Idea 12/03/2019