Выпуск: 155 от 02/09/2013, Рубрика: Inter-View
Почувствовавший вкус высоты никогда его не забудет
 
 
Интервью с Нуром (Арман Давтян) – армянским скульптором, ювелиром-дизайнером, чьи ювелирные изделия, наряду с простыми гражданами различных стран, носят знаменитости мирового  уровня: бывший госсекретарь США Мадлен Олбрайт, великая балерина Майя Плисецкая,  актриса и певица Шер, джазмен Эл Джероу, теннисист Андре Агасси и многие другие. 
 
 
- Нур, символическим подведением итогов года книги в Армении стало открытие близ библиотеки имени Хнко Апера памятника  «Читателю», скульптором и дизайнером которого стали Вы. Вы признались, что впервые выполняли столь объемную по размерам работу. С какими трудностями Вы столкнулись при создании  данного предмета искусства? И в чем отличие этой скульптуры от всех остальных?
 
- В институтские годы, да и в раннем детстве (лет в шесть-семь) в «Центре Игитяна» я создавал объемистые  скульптурные изображения.  Мои  тамошние преподаватели  - Манвел и Самвел Багдасаряны, до последнего времени надо мной подтрунивали по этому поводу. Говорили, что  когда я был маленький,  то делал скульптуры выше своего роста, а когда  вырос -  начал делать совсем маленькие работы. В принципе, размер в данном случае не имеет значения. Трудность при создании памятника была связана с тем, что наша страна не имеет хорошей технической оснащенности, столь необходимой при деятельности скульптора. Когда ты отдаешь в литейный цех работу, а на выходе получаешь непонятную болванку, не имеющую ничего общего с тем, что ты задумал, то  тебе приходится заново это все  ваять уже на металле. Это очень сложно. На самом деле  памятник, который вы сейчас там видите, мог бы быть  изготовлен в 10 раз легче и проще, если бы не эта проблема. Армения еще  в советское время считалась  музеем под открытым небом. В наших городах сооружено много различных и не похожих друг на друга скульптурных композиций. Однако отличие скульптуры «Читателю» от всех остальных заключается в ее современности,  даже определенной  “будущности”. Это единственный  на сегодняшний день памятник в мире, имеющий электронный контент. Я думаю, что продолжу данную тему в своих  следующих городских работах. В искусстве так положено: если тебе удалось найти какое-нибудь течение, направление, о котором до тебя еще никто не додумался,  то нужно его обязательно продолжить. В противном случае оно  либо исчезнет,  либо будет продолжено кем-то другим. 
 
 
- Как у Вас появилась идея создания интерактивной скульптуры?
 
- Мой друг во время одной из наших бесед вдруг  невзначай произнес такую мысль: «Было бы хорошо, если  бы получилось забрать эти книги  домой». Его реплика и подтолкнула меня на дальнейшие действия. Скульптура «Читателю» многофункциональна: в ней есть отверстия, в которые можно вставить книги с целью обмена:  ты прочитал, тебе больше эта книга не нужна – оставь ее, чтобы кто-нибудь тоже смог ею воспользоваться. Это добрая идея, но она не «заработает» в нашей среде. К тому же, когда тебе книга дорога, то   совсем не хочется отдавать или делиться ею с кем-нибудь. И тогда меня осенило, что можно около памятника включить wi-fi, обеспечивающий доступ только  к сайту karda.am, на страницах которого каждый желающий сможет найти книгу по своему вкусу. Сейчас ведутся активные работы над наполнением электронного контента сайта.   «Биовиртуальный»  сайт, как я его называю, будет по-своему уникальным.  Когда немного потеплеет и территория близ библиотеки  превратится в читальный зал под открытым небом, мы активируем очень интересную и необычную опцию сайта.   Читатель, нажимая на определенную кнопку, сможет увидеть всех тех, кто сейчас  находится  на данной территории и наслаждается чтением. Помимо этого, можно также узнать, что именно эти люди читают. Такая функция сайта даст некую возможность молодым девушкам и парням знакомиться друг с другом. Книга станет общей темой для разговора, некой зацепкой, помощником.   Конечно, это не цель. Попытка знакомства посредством книги  - это всего  лишь повод, ради которого молодежь начнет читать. Надеюсь, что благодаря этой скульптуре, чтение снова станет модным, трендовым, в первую очередь,  для молодых людей.
 
 
- Интересный памятник! И много одобрительных отзывов он вызвал. Но почему Ваши ювелирные украшения пользуются  большим спросом, чем скульптуры?
 
- Наше общество еще не готово платить за то, что оно не может использовать. Среди прагматичного и практичного общества бытует мнение, что раз я потратил на что-то деньги, значит, я должен из него извлечь максимум выгоды. В Армении очень мало моих скульптур, в основном их покупают за рубежом. Может быть, я не дорос еще до того, чтобы мои скульптуры «жили» в  Армении. Не знаю. Я считаю, что искусство должно воспитывать, прививать любовь и эстетические ценности, оно должно развивать интеллект, мышление, делать человека мудрее. К сожалению,  современное искусство, столь активно пропагандирующееся в мире, преследует иные  цели. Самыми дорогими  и востребованными скульпторами на сегодняшний день являются  братья Чепмены. Считается, что эти два англичанина стали  основоположниками  массы новых различных течений, направлений. Однако когда смотришь на их скульптуры, почему-то становится мерзко и жутко за будущее.   Искусство, основанное  на эпатаже, никогда  народом  не ценилось, но сегодня почему-то многие впали в крайность и горячо приветствуют что-то, совершенно не связанное с данным понятием. Эта тенденция обречет искусство на гибель.  Оно должно быть позитивным, эстетичным, а не гадким и противным. Надеюсь, что мы сейчас переживаем Средневековье в искусстве, после которого обязательно  наступит эпоха Возрождения. 
 
 
- Вы занимаетесь модой, медициной, делаете ювелирные украшения, скульптуры, рисуете, создаете парфюм, пишете афоризмы и сценарии, сочиняете музыку, а также когда-то занимались актерской деятельностью на сцене Камерного театра.  А есть ли такая сфера, в которой Вы бы не хотели себя попробовать?
 
- Производство - единственная область, в которую я  не стремлюсь окунаться с головой. Еще бизнес. В этом меня быть не может. Бизнес - величайшее искусство, но надо  обладать невероятно  гибким и ясным умом, быть интеллектуально развитым, чтобы  уметь создать оптимальную для себя систему заработка. Я пытался в жизни пару раз, но это заканчивалось провалом и крахом. Не мое. 
 
 
- Как давно в Вашей  мастерской появились ученики?
 
- Уже порядка 12-13 лет я работаю с учениками. В среднем каждый из них обучается у меня  по 2-3 года, в зависимости от способностей. Есть ребята, которые  уходят, но потом  возвращаются, поняв, что им недостаточно было полученных навыков, и продолжают обучение. В большинстве своем мои ученики  остаются моими хорошими друзьями, которые всегда могут заручиться моей поддержкой,  получить ценный совет и участие в их  творческой жизни. Когда-то я  преподавал в Институте прикладного искусства, был проректором в течение 4 лет. Сейчас время от времени я читаю объемные семинары в Москве, Санкт-Петербурге, Милане, Ташкенте. 
 
 
- Вы не можете придумать и изготовить ювелирное изделие, пока не познакомитесь с его будущим клиентом. Попадались ли люди, с выбором украшения для которых Вы долго не могли определиться?
 
- Безусловно, попадались и такие люди. Из 10 желающих приобрести мои работы, в итоге свой заказ получают  трое или четверо. Все люди разные, нет двух одинаковых людей. И я должен найти, почувствовать в клиенте то, что именно отличает его от других. Это может быть запах, звук, цвет, которым одарен только он один. Если я  не могу эту изюминку  в нем найти и  поймать по какой-либо причине, то я отказываюсь от сотрудничества. Время общения  с человеком зависит от него самого. Порой хватает одного взгляда, одной минуты, а иногда приходится просить клиента  приходить несколько раз. 
 
 
- Случалось так, что изделие возвращали?
 
- Было несколько раз, но потом всегда перезванивали и просили вернуть. Я всегда говорю на этот счет, что созданное мною изделие для каждого клиента - это наш с этим человеком ребенок. Если от него отказался один родитель, то он навсегда остается у второго.
 
 
- К тому же Вы используете для своих изделий, помимо драгоценных металлов, камней, дерева, также различные уму непостижимые вещи, как, например, панцирь черепахи.  Из какого материала чаще всего Вы делаете украшения? 
 
- Коллекцию с панцирем черепахи и кожей можно носить каждый день и с любой одеждой. Именно благодаря своей универсальности данная коллекция набрала большую популярность. Эта серия украшений оригинальная и трендовая. В своих работах  я еще  использую, к примеру,  сушеные цветы, кварцевый песок, хвостовые волосы африканского слона, китовый ус, сушеные листья табака и многое другое. В природе все гармонично друг с другом сочетается. И вот если попробовать уловить это сочетание и  превратить его в маленькую модель ювелирного изделия, скульптуру, то можно  максимально приблизиться к идеалу – ведь  природа сама по себе идеальна.
 
 
- Вы любитель активных видов спорта. Помимо альпинизма, чем еще занимаетесь?
  
- Альпинизм – это тема для вдохновения. Я люблю высоту в прямом смысле этого слова. Кто хоть раз в жизни  поднимался на вершину горы, тот душой там навсегда и остался. Почувствовавший вкус высоты никогда его не забудет. Я также получаю колоссальное удовольствие от парапланеризма, дайвинга, серфинга.  А фигурное катание - это детское  увлечение, в котором я тоже немалого добился.  Я  мастер спорта по фигурному катанию, дважды чемпион Армении. Мы с детьми весь зимний период проводим время на льду. 
 
 
- Расскажите, пожалуйста,  о своей семье.
 
- В моей семье царит идеальная любовь. Я считаю, что это заслуга моя и моей жены. Мы две половинки одного целого. Редко так в жизни случается, когда люди до такой степени бывают похожи друг на друга. Только она одна из миллиона женщин могла  стать моей женой, а я – ее мужем. У нас идеальное понимание, потому что все в нашей семье основано на любви. А в своих дочках я души не чаю: у нас прекрасные взаимоотношения и искренняя привязанность друг к другу. Я счастливый человек. Выходя из дому утром, я с учащенным сердцебиением  мчусь  на работу, чтобы приступить к ней как можно быстрее,  а ночью, выходя из мастерской, я с таким же учащенным сердцебиением доезжаю до дому, хочу как можно скорее увидеть свою семью. Моим  детям сложно, конечно. Они видят своего отца раз в неделю. Единственный день, когда я дома, – это воскресенье.  До того, как я закончил работу над  скульптурой «Читателю», я несколько воскресений  не появлялся дома. Для дочек эти дни стали  худшим наказанием. Но при этом моя семья  прекрасно понимает, что быть женой или быть ребенком искусствоведа – это определенная плата за то, что ты в итоге получаешь. Но когда мне удается все же ненадолго остаться дома, я посвящаю каждую секунду этого времени своей любимой жене и двум  любимым дочкам. 
 
 
- Продолжат ли Ваши дети начатые Вами дела?
 
- Никогда не задумывался об этом и, честно говоря,  никаких шагов для этого не делал. Мои дети хорошо рисуют. Сложно сказать,  от кого им передалась такая способность, потому что моя жена тоже умело владеет кистью. Она к тому же прекрасно шьет и вяжет. Дети тоже. Я дал им полную свободу выбора профессии. Пока еще  они окончательно не определились с будущей специальностью, хотя им уже  12 лет, и  я несколько обеспокоен по этому поводу. Но  мне их состояние знакомо. У меня в 18-19 лет был похожий  период, когда я чувствовал в себе огромный потенциал и понимал, что вне зависимости от выбора области, в которую я его направлю, я получу максимальный результат. Передо мной стоял серьезный выбор: медицина, юриспруденция или изобразительное искусство. Да, сначала я подался в художники, но, помимо картин, у меня есть свои авторские лекарства, которые действительно лечат  некоторые тяжелые заболевания. И нельзя сказать, что я что-то однозначно выбрал. Я до сих пор мечусь по сферам. 
 
 
- От кого Вам передались эти умения?
 
- Не знаю. В роду у меня нет людей, каким либо образом причастных к искусству. Нет никого, кто имеет хоть какое-то отношение хотя бы к ремеслу. Есть врачи, бизнесмены, но это все не то. Долгое время некоторые родственники не воспринимали меня и мое стремление к творчеству всерьез. В их глазах я был гадким утенком, который так и норовил опозорить род. Даже  моя семья не хотела, чтобы я стал художником, и всячески противилась этому. Если бы я сдался и не боролся за свою мечту, то я бы стал простым товароведом, каким хотели сначала видеть меня мои родители.
 
 
- И все-таки, что Вы делаете с большим удовольствием: скульптуру или украшение?
 
- Каждое мое ювелирное изделие –  законченная скульптура, правда, маленького размера. Поэтому для меня принципиальной разницы нет. Я люблю делать скульптуру, потому что я ее делаю, в первую очередь, для себя. Если украшение привязано к человеку, для которого я его делаю, и данный факт  держит меня в некоторых рамках (мне же надо учитывать индивидуальность клиента), то при работе над скульптурой я абсолютно свободен. Здесь я парю. Я люблю делать скульптуры, но от работы над ювелирным изделием  я  получаю не меньшее удовольствие.  Творчество - это целый мир, который уносит меня в другую реальность.  
 
 
 
 
 
Марианна Григорян
(Институт Медиа, Рекламы и Кино, специальность "Журналистика", II курс магистратуры)
 
 
Комментарии
Введите код*:Click on me to change image
Микрофон
Fish-ка
Knowledge & skills 09/09/2019